Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

ОЧЕРЕДНОЙ РОМАН

В добрый путь: на днях (видимо, в конце той недели) ушла в типографию моя очередная книга.
Это исторический роман «ВРЕМЯ ИДЕТ, СПОТЫКАЯСЬ О НАС», входит в серию издательства: "Герой нашего времени"
Скорее всего, без учета скидки на непредсказуемость современности, он выйдет из типографии в конце января этого года. Примерно тогда же обрету авторские экземпляры.
Выкладываю 2 фотографии – форзаца и обложки.
Тираж невелик, но, в случае шустрых продаж, это дело поправимое.
Я доволен.

Меня спрашивают периодически: «Почему вдруг исторический?»
А почему нет?
Я пишу городскую прозу, армейскую прозу, фэнтези, криминальные боевики, а также повести, рассказы, эссе, стихи, хокку, афоризмы… Что хочу, то и пишу, но не на заказ.
Теперь, вот, исторический роман.
У меня есть историческая повесть «Лук и Красные Холмы», вплотную примыкающая к этому роману, просто она чисто композиционно туда не вмещалась, и я ее определил в самостоятельное плавание. Но в бумаге она пока не выходила.
Зато в сети я публикую почти все, мною написанное, в свободном доступе, хотя, кое-что продает и литрес.
Одним словом, жизнь продолжается.

ПЕШКОМ ПО ГОРОДУ

Возле "Катиного" сада расположился очередной памятник простому человек, в данном случае - дореволюционному питерскому дворнику.

А вот Спас на Крови: похоже, что строительные леса, наконец-то, начали снимать: верхняя луковичная главка показалась! Скорее бы!

Вы когда-нибудь задумывались над тем, как выглядит в реальной жизни вероятность ОДНА МИЛЛИАРДНАЯ!? И часто ли вы таковую видели?
А вот, пожалуйста: присмотритесь к цифрам трех ближайших автомобильных номеров! Так бывает.

ГОРОД И СОЛНЦЕ

1 ноября.
В Петербурге солнышко и, наконец-то, открыт пляжный сезон, люди могут спокойно загорать и купаться.



Кстати говоря, только что произошло событие, небольшое и не самое важное в мире, но я его ждал много лет!
На внутренней стене Петропавловки прикреплены информационные доски-надписи, в память о крупнейших наводнениях в истории Петербурга.
Одно из них случилось на моих глазах, в ночь на 30-е сентября 1975 года.
Рядом с прежними досками, как положено, прикрепили эту, самую новую. А потом она исчезла неизвестно куда, и ее не было несколько десятилетий.
И вот историческая правда восстановлена. Негромкое ура!


А все же, на мой субъективный взгляд, в надпись вкралась неточность: началось наводнение 29 сентября, как и написано, а пик пришелся в четвертом часу утра 30 сентября.
май19

ВРЕМЯ ДИКТУЕТ

Не так давно, уже в этом тысячелетии, в русском лексиконе сформировались очередные диалектизмы.
Так, в провинции мобильный телефон стал именоваться "мобила, мобильник", или "сотка", у нас же в Питере стало доминировать слово "трубка", обозначающее все тот же мобильный телефон.
Возникли они и уверенно прижились... Но...
Буквально позапозавчера, одна семнадцатилетняя девица, услышав из моих уст слово "трубка", сначала не поняла, что я имею в виду, а потом поправила:
- Так сейчас никто не говорит!
- Дэ?.. Ну, а как нынче говорят?
- Телефон.
- Телефон??? - изумился было я, но вовремя задумался, повспоминал обрывки диалогов...
И действительно: телефон-автоматы исчезли из городской жизни, так называемые стационарные телефоны почти напрочь покинули наш быт (и мой собственный тоже), то есть, пресловутые мобильные телефоны остались практически единственными смысловыми держателями старинного слова "телефон", и за ненадобностью отпали приставки "мобильный", "стационарный", а также все вышеупомянутые диалектизмы.
Устарелость - вот главная старость для языка и человека, и нам всем, вне зависимости от возраста и эпохи, следует об этом помнить.
май19

ВИНТАЖНОЕ ГЛОБОПОТЕПЛЕНИЕ

Согласно данным Метеоцентра, воздух в Петербурге сегодня прогрелся до плюс 6,5 градусов. Отмечается, что 45 лет назад — в 1975 году — в городе было зафиксировано 5,5 градусов выше нуля.
Сейчас больше, градусник не врет. Но 45 лет тому назад проблемы Глобального Потепления не стояло: человечество даже о СПИДе и Озоновых дырах не подозревало.
Глобопоты и глопотепы, вы понимаете, к чему я?
май19

ОТШЛИФОВАННОЕ

НЕ ДОЖДЕМСЯ
Если рассматривать стабильность, устойчивость социально-экономических образований, то любому обывателю, вроде нас с вами, известно, что, например, античная Римская империя, даже без учета истории Византии, своей восточной части, существовала дольше античной Римской республики.
А та, в свою очередь, по накопленным годам существования, все еще долговечнее, нежели все 5(пять) республик нынешней Франции вместе взятые.
Вы не удивлены? Или вам понятно, о чем я говорю?
Но подлинный рекорд устойчивости показал рабовладельческий строй Египта. Представьте себе: сто, двести, триста, пятьсот лет проходит! - А рабовладельческий строй продолжается. Еще пятьсот, еще тысяча: далеко на востоке уже китайские династии появились! Шумеры уже обеспокоились за сохранность своего копирайта на цивилизацию и на безудержное попирание человека человеком! – Стоит Долина царей-угнетателей как скала! И еще проходит тысяча лет!.. Холостяк Антоний уже поехал осваивать восточные провинции рабовладельческой Римской республики – а там все тот же Древний Египет с Клеопатрой, фараонами и угнетенными классами в ошейниках...
Иногда мне кажется, что я понимаю причину этому.
– Чему – этому? – вежливо поинтересуетесь вы.
– Феномену прочности рабовладельческого строя в нашем сознании.
– Когда иногда? – терпеливо переспросите вы (или уже не станете, сие тоже нормально)
– Даже не иногда, а часто! - отвечу я уклончиво, но аргументировать и объяснять поленюсь.
Или не поленюсь, но аргумент представлю такой... необязательный и неубедительный...
Вот он:
Когда я вижу постоянное нытье на политические темы, когда я слышу бесконечные рассуждения на тему: когда же он, КОНЕЦ (конец опереточной демократии или конец олигархической диктатуре) придет – и грубо войдет в наше либерально-тоталитарное «нехочу»... – я отчетливо понимаю, что говорит в человеках не разум и не свобода, но лютая, неутолимая сугубо плотская жажда обрести гармонию между верой в светлое чудо и дремучей стадностью.
И так всё последнее десятитысячелетие подряд.
Синтезируя гармонию слова и конкретность бытия: – кнута бы вам, капризные современники, но не дождетесь! Разве что правнуки наши…
май19

ПОЗВОЛЮ СЕБЕ…

Написанное недавно, я способен редактировать и корректировать без устали, но когда произведение устоялось – делаю это изредка, помалу и очень осторожно, дабы не разрушить и не коверкать то, что принадлежит времени.
Данный случай – редкий случай:
Я позволил себе вмешаться в стихотворение, написанное для романа «ДОМ И ВОЙНА МАРКИЗОВ КОРОНЫ», который, в свою очередь, неотъемлемая часть сказки-эпопеи «ПЕНТАЛОГИЯ ХВАК»
Не буду отныне приводить прежний вариант, хотя он меня тоже устраивал…
Вдруг захотелось поправить-добавить, и я себе позволил.
Итак:
Атака Осени, поверженные лета...
Война, где я болел за обреченных...
Кровь напитала клены и рассветы
И улеглась на сумрачное лоно.

А Белый меч Зимы с веселым взвизгом
Атаковал подставленную спину...
И снегири под брызгами
Рябины
Радовались...

Ну и дальше несколько уже прозаических строк из романа, они идут без изменений:

«Объясни мне, сын, почему здесь не одно лето подразумевается, а многие? Почему не 'поверженное Лето', а 'поверженные лета'?
Молодой маркиз сдвинул к затылку подшлемник и старательно задумался над указанной странностью, в первый раз по-настоящему вникая в слова, хотя не единожды и не дважды слышал он эти любимые стихи отца. Соломенные волосы его, жесткие и прямые, не более чем в ладонь длиною, немедленно выпрыгнули из под головного убора, словно бы доказывая, что самое правильное для них - не свисать покорными прядями на вспотевший лоб, а гордо и беспечно растопыриваться во все стороны, ибо именно эта их особенность помогла в свое время государыне Императрице пожаловать юному маркизу прозвище, в дополнение к основному имени. Хоггроги Солнышко - так с того дня значился он в фамильном родословце и в Большом государственном гербовнике...
- Предположу, отец, что речь здесь идет не только о лете как о времени года, но и о тех летах, годах, которые постепенно подвигают жизнь человеческую к осени жизни, сиречь к старости. Но быть может, я ошибаюсь?.. В любом случае, пусть все будет не как я ска...
- Нет! Ты совершенно прав, раздери меня дракон! Все дело тут в иносказаниях, в том, что великие бьются, из века в век, уничтожают друг друга, в свою очередь обязательно уничтожаемые неумолимым Временем, а малым сим, вроде нас с тобой, перепадают от тех войн капли, коими они, мы, то бишь, питаемся и живем своей мимолетной жизнью, подобно снегирям, и которой беспечно радуемся. А все же, помимо иносказаний, в этих стихах мое сердце веселят и прямые слова, о природе сложенные. И лета в них - это обычное лето и бабье лето... Никогда не обижай и не притесняй поэтов, Хогги, они украшение жизни воина, даже не меньшее, нежели хороший клинок, горячий конь и веселая пирушка. Запомни это.
- Я запомню, отец, уже запомнил, но... почему ты так говоришь сейчас? Запомни, мол?..»