Category: искусство

май19

ОТ ФИЛОСОФА-ПРИМИТИВИСТА

Что глупее с позиции прометеева здравого смысла – опера, балет, музыка, живопись, кино или театр?
Оперу, балет, музыку, живопись и кино я почему-то люблю, драматический театр – нет.
Если же говорить именно о разумности, то, по данному фактору, все вышеупомянутые виды искусства одинаково глупы, примерно, как компьютерные игры и футбол. Однако, еще большею дуростью было бы искать во всех этих чисто человеческих развлечениях потаенный высший смысл.
А уж тем более находить его!..
Но людей не переделаешь, поэтому пляшите и размножайтесь!

Вы ведь тоже так считаете?
май19

В ТЕАТРЕ ЭЙФМАНА

Побывал недавно в Детском театре танца, на гала-концерте воспитанников Академии танца Бориса Эйфмана.
Это внушительный и весьма уютный концертный комплекс, который находится на Петроградской стороне (Введенская ул. 3)
Мне уже доводилось видеть постановку Бориса Эйфмана в Александринке, поэтому я уже был полон любопытства и предвкушал новые впечатления.
И не ошибся в своих ожиданиях.
Гала-концерт состоял из двух частей:
1. Третий акт балета ПАХИТА

2. Одноактный балет МУСАГЕТ (Посвящение Баланчину)

Первая часть посвящена классической постановке Мариуса Петипа.
Танцевали взрослые, танцевали дети, все было замечательно. Полагаю, хореографы Борис Эйфман и Юрий Бурлака делом доказывали парадигму Эйфмана о том, что фундаментальное, классическое балетное образование – вещь необходимая для тех, кто хочет творить на языке танца и придумывать дальше, не замыкаясь в ранее найденном, раз и навсегда апробированном великими предшественниками.
Кстати говоря, дети в этом Театре танца одновременно получают общее и профессиональное образование.
Костюмный балет, красочный и зажигательный. Видно, что молодежь не просто работает на сцене, но и радуется, играет от души, для нас, но и для себя.
Вторая часть называется МУСАГЕТ (Посвящение Баланчину)
Что за Мусагет такой??? И почему Баланчину?
На первый вопрос ответ прост и однозначен: Мусагет – прозвище бога Аполлона, в данном случае повелителя муз.
С Баланчиным чуть посложнее, и весьма, весьма любопытно!
Джордж Баланчин - Георгий Мелитонович Баланчивадзе, хореограф грузинского происхождения, всю жизнь отдавший служению балету, работал с Дягилевым, основал Школу американского балета… Короче говоря, человек удивительный, хореограф необычайно одаренный.
Большинство его балетов «зрелой поры» бессюжетны, сопровождает их симфоническая музыка, отнюдь не созданная специально для танца, как, например, балетная музыка Чайковского и Равеля…
И вот здесь-то Борис Эйфман позволяет себе вступить в творческую полемику с Баланчиным, которому посвящен одноактный Мусагет! Кто видел постановки Эйфмана хотя бы однажды, их уже не забудет, ни с кем и ни с чем не спутает. Он набит идеями нового балетного танца, этот Эйфман, и не устает их воплощать.
Ведь что утверждал в своем творчестве Баланчин:
«Нужно отбросить сюжет, обойтись без декораций и пышных костюмов. Тело танцовщика — его главный инструмент, его должно быть видно. Вместо декораций — смена света…»
Да! Борис Эйфман так и поступает: Олег Марков, танцующий повелителя муз Баланчина, и его музы (Алена Угрюмова, Анфиса Ощепкова, Дарья Попова) танцуют практически на пустой, очень скромно освещенной сцене, с предельным минимумом реквизита и декораций! «Главные инструменты» - тела и движения танцовщиков! Сопровождаемые, в основном, музыкой Баха, с вкраплениями Чайковского, а также народных грузинских и русских песнопений.
Идея следует за идеей, находка за находкой!
Но.
Перед нами разворачивается вполне сюжетная, четко прописанная история Художника, от его первых шагов в искусстве до глубокой и бессильной старости.
И творческие взгляды Баланчина в этой постановке ничуть не противоречат творческим взглядам Эйфмана, который, как известно, очень любит рассказывать языком танца именно сюжетные истории!
Они переплетены здесь, взгляды и концепции двух Художников, да так тесно и внятно, что даже не хочется подвергать увиденное и услышанное сухому анализу, какому-то там разбору.
Просто смотреть бы и смотреть, слушать бы и слушать…
В балете я разбираюсь примерно так же, как и в микрохирургии глаза, то есть в предельно малых объемах постижения, и если говорю о тех или иных достоинствах-недостатках, то делаю это просто самому себе на память. Прочту потом и вспомню.
Из недостатков отмечу звук.
Борис Эйфман и его Театр не могут себе позволить содержать живую оркестровую музыку ранга Гергиевского оркестра в Мариинке, поэтому постановки идут под фонограмму. Ничего страшного, привыкнуть легко. Но только если звук хорошо выстроен, а в тот вечер некоторые звуки фонограммы очень громко и неприятно резали ухо.
Тем не менее, в Театре Эйфмана, что на Петроградской стороне, была в тот вечер атмосфера творческого праздника, и ничто не смогло эту атмосферу омрачить и поколебать.
Вот, вкратце.
май19

НЕИЗВЕСТНОСТЬ

Есть в Эрмитаже вот такая скульптура:


У нее две опознавательные таблички: одна говорит, что автор скульптуры тосканец Мастер Мраморных Мадонн, а другая, поменьше, уверяет, что это работа художника из Тосканы Томмазо Фьямберти.
Где именно правда - наверное, уже никто никогда не узнает доподлинно... Мастер Мраморных Мадонн - так принято именовать работы неизвестного скульптора, или ватаги скульпторов, очень сходных по манере творить. Обратите внимание на характерную улыбку-усмешку мадонны и полуопущенные веки... Это сквозная характеристика работ МММ.
Кстати говоря, полез я в Сеть за дополнительными пояснениями и (вероятно, я не слишком пристально искал) не нашел упоминания работ МММ-ТФ в Эрмитаже!
А тем не менее, данная мадонна - прямиком оттуда.

P.S. Время - конец XV века.
май19

КАРТИНА МАСЛОМ ИЗ ОДНОГО НАЗВАНИЯ

В юности я не любил, не принимал и не понимал такого понятия, как "юмор абсурда". Если абсурд - что может быть в нем смешного!? Ну, кроме самого автора?
Однако же, постепенно я проникся идеей пресловутого "ЮмАб". Просто в образчике такового должна жить Идея, как и в любом произведении искусства. Она, идея, может быть любой: звуком, смыслом, образом, намеком, аллитерацией... Но при этом должна грамотно поддерживать основную канву произведения, либо придавать ей иные, новые и неожиданные краски, или просто оттенять ее на правах антагониста и тем самым делать ярче. В любом случае: автор написал - а читатель пробежал глазами, рассмеялся, если смешно... и вдруг задумался, узрев ту или иную мысль, заложенную автором, образ, идею...
Сегодня я взял, да и написал картину маслом из одного названия... А само название контрастирует-полемизирует с известным астрономическим феноменом, который, на мой невежественный взгляд астронома-простофили, точно такой же абсурд, безнадежная попытка с помощью термина втиснуть бесконечность Вселенной в крохотный комочек серого вещества отдельного головного мозга.
Что-то я разболтался, вместо того, чтобы показывать товар лицом.
Итак, космогоническое полотно:

"АБОРТ СВЕРХНОВОЙ"(Холст, масло)