November 13th, 2021

АВАНГАРД В ИСКУССТВЕ – НЕДОЛГИЙ ЗАБЕГ ВПЕРЕДИ ПАРОВОЗА

Я пишу исторический роман, это вторая и довольно самостоятельная часть дилогии "ВРЕМЯ ИДЕТ, СПОТЫКАЯСЬ О НАС" Есть у него и собственное подназвание:
"РЫХЛ ДРЯХЛ"
Время и место действия второй части дилогии - семидесятые годы Двадцатого века, Советский Союз. Действующие лица реальные и выдуманные, от Лука и Микулы - до Брежнева и Киссинджера. Перед вами крохотный отрывок одной из глав. Просто мне захотелось выложить его. ИТАК:

Разбираться в искусстве? Это как учиться напевать – и так все умеют!
Кстати говоря, и я не исключение, и мне временами кажется, что поэзия Николая Заболоцкого гораздо выше уровня "Ветка сирени упала на грудь, милая Дуся меня не забудь". А ныне, по прошествии многих лет знакомства с самыми разными артефактами – плодами творческой фантазии homo sapiens – так и вообще в этом убеждении уперт, причем настолько заскорузло, что и разубеждать бесполезно. Впрочем, это личное, а мы с вами, выступая единым фронтом на защиту культпотребарта, обратимся к корням и вскроем прикладной характер всякого изначального творчества.
О невзыскательности массового искусства и его потребителей не сетовал разве что Великий Немой, и то лишь по техническим причинам. И никакими упреками в примитивизме их всех, критиков и критиканов, не проймешь. А что такое примитивизм, кстати говоря, и чем он плох? Примитив – та же простота, если смотреть на нее чуть сверху.
Древние народные песни, танцы, музыка – что они такое, в чем их суть? Если не молитвы богам, не обольщение и не военные либо охотничьи подбадривающие марши, то – что тогда, кроме совращений, маршей и молитв?! Хм… Хотя… – пожалуй, могу, да, могу привести пример этой самой сути, иной, отличной от всего вышеперечисленного, пусть и столь же утилитарной: старинные умельцы-скоморохи увеселяли жрущую и пьющую публику, чтобы заработать на жратву и выпивку, всего лишь. Способ заработать на жизнь и выпивку. Тем и кормились. Но это уже позже, когда человечество окончательно вышло из пещер и расселилось по избам и замкам.
В средние века наши соседи по Европе, ваятели-энтузиасты "кватроченто", скоморохи изобразительного искусства, решили, что ремесло богомаза недостаточно прибыльно и погнали на поток заказную "обнаженку"! – И ведь угадали на столетия вперед: до сих пор мы ходим по музеям, удивляясь вслух и про себя "гимнам красоте человеческого тела" от Микеланджело, Рубенса и им подобных. С тех пор, львиную долю своих эмоций человечество предпочитает хранить в произведениях искусства. Но подчеркну вопрос: многие ли отдают себе отчет, что с точки зрения заказчиков – то была "клубничка", порноиндустрия, за которую потребителю приходилось платить и платить не по-детски, не только деньгами?! Ранее найденное и нашедшее сбыт (зародившись в спросе на потакание низменным инстинктам среди всех социальных слоев населения), укреплялось, усовершенствовалось, шлифовалось, вызывало стойкую привычку – и постепенно, пусть и не вдруг, оборачивалось для общественной жизни высоким-превысоким искусством! Как балет. Да, хотя бы и балет: прогресс (он же регресс и ханжество, если уж напрямую сравнивать сие с высокой, подлинной нравственностью) дошел до такой степени бесстыдства, что ныне и солидные мужи, благополучные отцы семейств, не стесняются водить на балет своих благонравных жен и дочерей, прямо на глазах у них аплодируют задираниям и скрещиванием голых ног, так называемым фуэте и антраша... А потом удивляются падению нравов!.. Глупо искать сходство в стриптизе и балете. Еще глупее – разницу. В мире искусства царит рынок искусства, на котором царят дураки и деньги.
Но вы же, вероятно, понимаете, что балет, подкрепленный совокупным гением Прокофьева, Плисецкой и Петипа – это отнюдь не стриптиз в кабаке, пропахшем перегаром и похотью!?
Я – не понимаю. Но балет люблю, а кабаки нет.
Или тот же Чарли Чаплин с его развратной походкой... Авангард в искусстве, покрываясь пылью, становится попсой. Гениальному Чарли Чаплину, комику-авангардисту, на себе довелось испытать феномен этого культурного перерождения: Великий Немой преподнес человечеству новый, свежий, абсолютно неведомый ранее образ главного героя, несчастного чудака в котелке и с тросточкой, бредущего по миру в первой балетной позиции… Через полвека он не то чтобы приелся, но, увы, стал классикой и сошел с ширпотребэкрана, лишился «кассы».
Авангард в искусстве – всегда недолгий забег впереди паровоза. А потом, довольно скоро, суждено ему либо заблудиться и помереть голодной смертью где-то впереди, среди пустынных шпал и рельсов, либо тово… Поэтому у любого авангардного искусства, в любой области его, от инсталляции до мужского балета, есть негласный девиз: "Пусть понимают потомки, а покупают современники!"
Настороженное удивление и неприятие новизны постепенно сменяются пониманием творческой концепции созидателя этого образа, сопереживанием, или внешними признаками понимания и сопереживания: овациями, и многомиллионными сборами, когда, наконец, восторги немногих разделили целые толпы, орды, народы, страны и континенты… Это очень важно для самоокупаемости творчества – слепое признание безмозглым большинством. Без него любой шедевр – всего лишь спорное произведение искусства. Чарли Чаплин все еще жил, все еще снимал фильмы с самим собой в главной роли, но… уже там… на куче угля, в паровозном тендере… Авангард в его исполнении стал в его исполнении попсой, а потом и вышедшей из моды попсой.
А возьмите панк-рок середины семидесятых! Несколько немытых рыл, со следами уколов на венах немытых рук, взялись корявыми пальцами перебирать дрова, издалека напоминающие музыкальные инструменты - и... Что - и? Вошли в историю? Изменили мир?
В Историю? – Вошли. Грязною толпой, все эти «клэш», «рамонес»… До них и не такие ублюдки в Историю входили, взять хотя бы Гитлера и Герострата… Но мир не изменили, напротив: мир скорехонько обтесал их под себя, читай – под высокое искусство неоглянца и неогламура, научив худо-бедно бряцать по струнам, общаться с масс-медиа, потешать толпу, валяясь в грязи – поведенческой и словесной. Не верите – всмотритесь в экраны, поищите в "глянцах" – тех же и «Секс пистолс». И найдете. Рок-н-ролл они убили, понимаешь... мопсы. Рок-н-ролл еще до вас был уверенной дохлятиной, если говорить сугубо о творческом новаторстве, наряду с джазом, какофонией, додекафонией, матчишем и барокко. В музей вас, мягкие какахи! Там вам самое место. Рядом с Джимми Хендриксом и художником Ярошенко.