September 4th, 2021

ПО ПОВОДУ РУССКОЙ МАТЕРЩИНЫ

Когда-то я уже вполне определенно высказывался о своем отношении к феномену мата:
Матерщина – это сексуальное меньшинство русской словесности.
Да, существует, этот факт следует принимать таким, каков он есть, не пытаясь искоренять его напрочь, или придавать ему равноправие в школьной программе русского языка наряду со всем остальным словарем.
Матерщина бедна, как бы ни уверяли в обратном поборники ее, а русский мат может выглядеть богатым разве что на фоне английского…
Полдюжины матерных слов не наскрести, плюс всяческие падежные да иные вариации оных.
И всего лишь!
Лексикон приснопамятной Людоедки Эллочки – и тот богаче во много раз.
Пусть существует ругань площадная, но только в специально отведенных для этого местах: в словарях, в анекдотах, в эмоциональных восклицаниях (скажем, когда молотком по пальцу), в текстах русской словесности, когда этого настоятельно требует ткань повествования, так называемая «правда жизни»…
Я и сам, увы, всё еще не свободен от обсценной лексики в бытовой речи, но это не в эфире, не при детях и не при женщинах.
А гордиться матюгами, чужими и собственными, выставлять их на показ – это, примерно, как выставлять на подиум haute couture пару фабричных валенок с двумя галошами, которые даже во Франции даже на prêt-à-porter не потянут.