March 21st, 2020

май19

НЕСКОЛЬКО СЛОВ НА ВСЕМ НАДОЕВШУЮ ТЕМУ

На людей как вид, и на их склонность к стадно-бездумному поведению в критических ситуациях я давно перестал удивляться, но медики, блин, эксперты, блин, аналитики…
Я о пресловутом COVID-19.
Вот, читаю рассуждения о том, почему в Германии смертность от коронавируса 0.35%, а в Италии доходит до 10%?
Вероятно, дело отнюдь не в том, что германец-тевтонец крепче итальянца, так ведь?
Да, уровень клинической медицины там, в Германии, высок. Он повыше, конечно же, итальянского, но ведь не в тридцать раз!?

Но разница в статистической смертности от COVID-19 в европейским странах-соседях – в 30!
А нет бы нашим экспертам-аналитикам – вместо хоровых криков «караул!» – отбить холодным утюгом рассудка все лишнее от глыбы фактов и случаев…
Я попробовал, заранее отвергая сакральные чудеса, и вот что у меня получилось.
Сначала промежуточный вывод: уверен, что коронавирус в Италии затронул не десятки тысяч человек, и миллионы. МИЛЛИОНЫ.
Высокий же процент смертности объясняется не хлипкостью итальянцев, но чем-то иным.
Лежащая на поверхности гипотеза предполагает преамбулу, с которой никто из нас не спорит:
процент летальных исходов коронавируса считается как отношение числа умерших к числу заболевших.
Это корректно.
Только вот число заболевших в той или иной стране считается ПО КОЛИЧЕСТВУ ЛИЦ, ПРОШЕДШИХ ТЕСТИРОВАНИЕ И ПОЛУЧИВШИХ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ ТЕСТЫ!
В Италии так, и в Германии, и в Зимбабве и в Монголии.
А это, в свою очередь, значит, что в Германии, где тесты прошло народу больше, чем во всех остальных странах Европы, вместе взятых, выборка тоже больше и полнее, и включает в себя всех: явно заболевших и внешне здоровых, В ТОМ ЧИСЛЕ поймавших ЛЕГКУЮ ФОРМУ КОРОНАВИРУСА.
А в той же Италии, как я подозреваю, да и в других странах, более «безалаберных» и менее оснащенных, нежели Германия, больные, зараженные коронавирусом, но переболевшие легкой его формой, ВООБЩЕ ПРОШАГАЛИ МИМО СТАТИСТИКИ. То есть, на карандаш, в статистику болеющих, попадали только те, кто заболел всерьез. Ну, и понятно, что там совсем иное процентное соотношение смертей, куда более высокое.
В этом смысле, Германия имеет и дает нам наиболее репрезентативную выборку соотношения болезнь-смерть. То есть, ни в коем случае не выше, чем 0.35% от общего числа заболевших. Там, конечно, уровень медицинского обслуживания весьма высок, но, учитывая неубиенный факт, что вакцины против коронавируса все еще нет нигде в мире, то разницей в этом уровне можно статистически пренебречь.
А при гриппе как? Показатели смертности от гриппа в мире составляют до 0,2%. Согласитесь, разница не сокрушительна.
Отсюда важный вывод: уровень относительной смертности от коронавируса СЛАБО отличается от уровня относительной смертности при обычном гриппе, который при помощи все новых штаммов навещает родное человечество каждый год.
То есть (я еще раз перескажу очевидную мысль, чтобы она лучше усвоилась): если бы в статистику болеющих коронавирусом удалось выявить и взять стопроцентно всех, кто сей вирус подхватил, то уровень смертности был бы довольно низким, вполне сравнимым со статистикой смертей от эпидемий современного гриппа (грипп Испанка сто лет назад – особь статья). Подавляющее большинство переболевших коронавирусом – болели в так называемой легкой форме, они об этом даже не догадываются и никогда об этом не узнают. Как, например, это произойдет в Африке, в Индии и в Южной Америке.
Но в нынешнюю статистику попадают только крепко заболевшие или получившие положительный результат при тестировании, и они дают тот процент смертности, который взял вдруг и парализовал, отключил напрочь разум всей мировой «интеллектуальной» и властной элите.
Отсюда еще один вывод, он же риторический вопрос: ну, что, теперь будем при каждо-ежегодной вспышке гриппа отменять чемпионаты мира, концерты, фестивали, митинги, шествия, железнодорожное, воздушное передвижение граждан, закрывать границы, школы, магазины, детсады, библиотеки, кафе, музеи… Да?
Мы чокнулись, придурки?