February 3rd, 2017

ТЩЕТА ВСЕЯДНА

Ныне я пишу стихи реже, чем когда-то, и сами стихи коротки, редко больше восьми-двенадцати строк, а то и вовсе дистихи, либо однострочники. Главная причина этому - мое понимание перфекционизма.
Настоящий стих не должен быть зарифмованным или «оритмиченным» рассказом, поэзия всегда плотнее прозы, она по определению должна быть в разы (во многие разы!) насыщеннее всякими-разными (на выбор) атрибутами-украшалками словесности, а именно: метафорами, гиперболами, аллюзиями, аллитерациями, ассонансами, коссонансами, ритмом, рифмами, идеями, парадоксами, двоесмыслами…
Пересказать же хореем в рифму душещипательное
«Парень был Ванюха ражий,
Рослый человек,-
Не поддайся силе вражей,
Жил бы долгий век.»
- нынче способен любой образованный человек с зачатками таланта.
В этой связи, когда я берусь за перо, с целью выпотрошить из Аполлона очередное стихотворение, у меня просто не хватает терпения и сил на заявленном для себя уровне
А) набрать идей, двоесмыслов, аллитераций, аллюзий и т.п. и т.д. больше, чем на 8-12 строк
Б) прочитать, не осердясь и без творческой досады, мною же написанное, если вдруг вышло больше

Раскатать же на целое стихотворение, а то и поэму один удачный образ или одну стоящую идею, как это принято среди большинства поэтов прошлого и настоящего , мне стыдновато.
Отсюда и однострочники - стихи, ростом в одну идею, в один образ, реже дистихи, еще реже хокку и стансы…
Но сегодня станс – так я называю стихотворение в одно четверостишие.
ТЩЕТА ВСЕЯДНА
Под черным парусом пиара
Умчатся лжи, клевёты, фальши
Во все углы Земного шара.
Не дальше.

УГАДАЙКА

На всем белом свете, из всего многообразия видов, только одно животное может быть стадным и стайным... да еще и растением...