December 8th, 2008

И СНОВА ЭРМИТАЖ

Эрмитаж в прошедший четверг был на диво малолюден и от этого еще более прекрасен.
Малолюдность объяснялась просто: именно в тот день премьер-министр Путин отвечал на вопросы, напрямую общался с народом, оттянув на себя, в пользу злободневности, потенциальных потребителей прекрасного вечного. Бабушка, работающая в гардеробе Эрмитажа, посетовала мне, что выпала ее смена на этот день и она "Путина не посмотрит" и пожаловалась, что в прошлый раз на ее вопрос так и не ответили. Я ей посочувствовал, но неглубоко, потому что и на мои вопросы отвечают через пень-колоду, не каждый раз. (Вот я подал запрос через сеть прямо в Кремль и Белый дом, насчет нынешнего финансового положения некоего господина Березовского - фига мне кто ответил! Ни по линии прокуратуры, ни по линии внешней разведки...)
Но у меня Сеть, я позже, в записи, легко сумею приникнуть к новостям - подумал я и вошел в Эрмитаж с бокового "археологического" входа. Впечатлений случилось много, так что я решил выложить лишь некоторые, ибо ЖЖ не Зимний дворец, к чему загромождать?
Во-первых, сломал себе стереотип, касающийся роли женщин в искусстве 19-го века, наскочив на экспозицию работ шотландской художницы Кристины Робертсон, которая долгие годы жила в Петербурге и писала портреты с тогдашних обитателей нашего высшего света. То есть, я не знал и не представлял, что в середине 19-го века дама способна пробиться в модные художники, писать не только и не сколько альбомные акварельки, но большие "парадные" полотна, получать престижные заказы... Полагаю, сие действительно было сродни подвигу и Кристина Робертсон уже за одно это достойна всяческого уважения. Вот портрет великой княгини Марии Николаевны, кисти художницы


Сильные ощущения возникли у меня и на экспозиции "новых немцев", особенно от художника Генриха Фогелера. Творил он в 19-ом и в 20-ом веке. Вот его картина 1911 года


вполне традиционная для новаторского искусства тех лет, и не она меня проняла, но пояснительная надпись к картине, из которой я узнал, что художник, дошедший до Эрмитажа, родился в Бремене, в 1872 году, а умер у нас в СССР, в 1942-ом, в колхозе "Буденный".

Эх...

В январе хочу навестить голландцев, и поподробнее.