June 5th, 2008

БУМАГА ПРИГОТОВИЛАСЬ ТЕРПЕТЬ

Подписал я вчера договор с издательством, так что, если верить устным и письменным обещаниям книгоделов, "Ремесло государя" выйдет этим летом. Поскольку эта вещь никак не соприкасается жанрами с романами "Суть острова" и "Кромешник", все три будут выходить параллельно. Вдобавок, главред пытается (со второй попытки) прочесть "Я люблю время", если доберется хотя бы до середины - переиздадут и ее.
А хоть бы и не переиздадут - книга от этого хуже не станет; она мне нравится - и это главное. Прежнее издание "Я люблю время" издательство "Амфора" продала всю и без хлопот.
Посмотрим.

ЧИСТЕЙШИЙ ОБРАЗЕЦ

Первый четверг месяца - стало быть, пора в Эрмитаж.
В этот раз даже очередей не было и, соответственно, толкотни в залах.
Однако и без неприятностей не обошлось: добрая половина моих любимых греко-римских залов закрыта "по техническим причинам". Пошел на второй этаж - и там технические причины то и дело. Иногда возникает ощущение, что посетители мешают музею осуществлять смычку населения с чувством прекрасного, так и ходят-бродят, так и норовят что-нибудь увидеть им неположенное.
И вот я, будучи слегка заведенным этими препонами, впопыхах сворачиваю на втором этаже к лестнице, ведущей на третий этаж, и замечаю, что опять оказался за загородкой, отделяющей в этом храме искусства жрецов от прихожан. Столик передо мной о двух стульях, нехитрая снедь и двое местных стоят рядом, то ли слесари, то ли краснодеревщики. Глянули на меня с веселым презрением:
- Служебное! Чё не понятно?
Эти двое ни в чем не были передо мною виноваты, не они мне лестницу перекрывали, но из-за всяких там преград я уже был лишен целого ряда эстетических удовольствий...
Сажусь за столик и говорю:
- КофЕ, силь ву пле! - И для верности показываю им один палец, указательный, правда.
Секунд пять они меня молча и бешено лорнировали, но доверчивая улыбка - она всегда при мне...
Да... Одно дело шипеть и шикать на лопоухих туристов, а совсем иное нарваться на слабовменяемого иностранца, который, несмотря на крайнюю тупость, привык к западному сервису и вежливости.
А может они испугались, что я сейчас бесплатно съем их творожный кекс?
Помедлив, они взялись открывать мне глаза на истину, залопотали в два голоса:
- Кофе, да? Не-е, хе-хе, кофе внизу. Вни-зу. Вон - таммм.
- ЭспрессО, уно, уно. - И опять подтверждаю пальцем заказ.
- Гм... Листен ми: О-но вьньизюу, прьямо литрами... Пьервый ээтажж, даун. Ам-ам! Ферштейн, тупырь нерусский?
Можно было и дальше поупрямиться, но я уже получил моральное удовлетворение и дал себя уговорить покинуть заповедное место, бросив им на прощание "ок" на чистейшем иностранном.
И пусть до третьего этажа я сегодня не добрался, но зато набрел на чудную картину XVI века!
"Клеопатра", кисти неаполитанца Массимо Станционе.
Секунды и минуты бежали мимо меня, а я так и стоял, погруженный в неспешные размышления...
И все-таки не сумел придумать никаких иных мотивов для создания этой картины, кроме как жажды древнего неаполитанского заказчика пополнить свою коллекцию средневековых порнографических открыток еще одной, весьма искусно сработанной. Обратите внимание:
фигурка полновата, но неплоха, поза откровенна, а главное - лицо: райская смесь невинности и порока.
Отныне в Эрмитаже, закуплена советской страной в 1968-ом году.
Этак, глядишь, к веку двадцать второму и балет со стриптизом назовут академическим искусством.