March 13th, 2008

ЖИЗНЬ - ЖЕЛУДКУ

Оговорюсь сразу: далеко не всегда и не у всех, но - замечал.
Когда живешь - постоянно взаимодействуешь с другими людьми, по самым разным поводам, от ничтожных, до субъективно важных. Абсурд - пытаться этого избежать, человек ведь животное стайное, а зачастую и стадное. Даже уходя от мира - кучкуются в монастырях.
Общаюсь, наблюдаю, чего-то там постигаю. Одно из постижений врослого периода жизни: много, слишком много людей рассматривают жизнь как желудочно-приключенческий сериал! От завтрака - к ужину!
Фильм смотришь - пьют-жрут, книгу читаешь - обедают и пьянствуют, по сторонам посмотришь - жуют и курят. Вернулись из Лондона - как там с пудингами и почем поредж в пабах? Обсуждаешь политику или секс - глядь! Ан уже перешли на обсуждение преимуществ паюсной икры перед зернистой.
Естественно все это, однако, грустно.
P.S. Я и сам не прочь слегка похудеть, а, стало быть, думаю о еде больше необходимого.

ИНТЕРЕСНО, КТО-НИБУДЬ ВЫДАВАЛ ЧУЖИЕ МЕМУАРЫ ЗА СВОИ?

Режиссер Станиславский почти сразу же после революции приладился служить большевикам. Работал там же, в театре своего имени, получал за это самый обычный паек, как все наркомы, репетировал пьесу "Каин", в которой раскрывал тему борьбы главного героя против несправедливости и поповщины. Но тут отдельные деятели революции, которые уже успели заразиться комчванством и троцкизмом, решили уплотнить товарища Станиславского в его квартире, расселив в нее рабочие семьи из нескольких разрушенных революцией фабричных бараков.
Разъяренный такой профанацией коммунистической идеи, Станиславский кричал, а потом стал прямо угрожать экспроприаторам, что пожалуется САМОМУ ЛУКИЧУ!!! И подействовало! И отступили, оробев перед неведомой угрозой, лихие матросы в просоленных бескозырках, представители комбеда в пыльных заплатанных буденовках и даже пламенные комиссары в пенсне и с маузерами в чистых руках почли за благо оставить все как есть, потому что очень уж был убедителен Константин Сергеевич в жутких своих обещаниях. Пришлось уплотнять уцелевшие от социальных стихий бараки по соседству.
Потом его ученикам удалось выведать, что товарищ Станиславский хорошо разбирался в трудах Маркса и Энгельса, но был уверен, что Ильич и Лукич - один и тот же человек. Вот, эта его уверенность передалась оппонентам и воздействовала на них гораздо лучше, нежели НЛП и гипноз вместе взятые.
Такова сила искусства.