October 5th, 2007

КАКОГО СОРА?

В свое время сваял я стихотворение. Ну... такое... не очень-то мне свойственное: много эмоций, нестрогий размер строки.. Впрочем, есть в нем недурные обороты, есть разносмыслы, и вообще смысл имеется, что не не так уж часто встретишь в современной поэзии. Родилось оно из сора, нашлось в пыли и так бы и кануло в пустоту, если бы добрые люди не обратили на него мое авторское внимание.
Вообще говоря, анамнез этот стиха занятен, и, где-нибудь через денек, я в автокомменте могу объяснить любопытствующим сию занятность. А пока - вот:

БЕЗ НАЗВАНИЯ

Черт в крови - это в аду мятеж?
Или чертова пыль на эритроцитах?
Мама-истина - режь, не режь -
Вечно цела для дурных и сытых.

Твоя подушка - набегами и моя.
Но она не повод... Она - не повод.
"Так что вот..." - резюмею я...
А что - вот?

Твоя воля в мою впилась,
День твой ночью моей расстроен.
Ты свое отстоишь, молясь,
Я свое отстою как воин.

Новый шаг наш - за ним кордон.
А за ним, как правило, пустота и скука,
А за ними стон, неизбежный стон
Тетивы от другого лука.

Здравствуй! Здравствуй. Ты как? А ты?...
Ты подсядешь, чужая, а я не взвою.
В героине моей мечты
Есть пример без раба-героя.

07.10.2007
ВМЕСТО АВТОКОММЕНТА
Прошу прощения за задержку с ответом, был вне сети.
Итак:
Однажды случился конкурс на одном из сайтов поэтических, в ВеГоне, конкурс, по условиям которого в стих необходимо было вставить нижеприведенные слова. Такие конкурсы в небольших количествах - полезная штука, между прочим, все равно что гаммы разучивать: черт, пыль, подушка, правило, день, воля, шаг, скука, герой, пример, лекарство, наследник.
Вот и я решил поучаствовать.
Слова лекарство и наследник в стих не вмещались и я приспособил под них псевдоэпиграф:

Знай, наследник возведенный
На мое былое царство:
Даже плаха от измены
Ненадежное лекарство.

Я хотел доказать, что в небольших (в небольших!) дозах искусство способно выдержать даже творчество "по заказу", импровизации, конкурсы...
На постоянной основе баловаться этим - можно руку сбить, или сломать, перейдя навеки в халтурщики, а в малых количествах - даже полезно, как я уже говорил выше.
По-настоящему грозная опасность поджидает творящего именно с противоположной стороны: вместо того, чтобы писать умом и талантом - пишут сердцем, уподобляясь буре, наивно рассчитывая, что колыхания души творящего, выплескиваясь на бумагу, заменят стороннему потомку-потребителю высокое качество произведения. Так не бывает, исключений нет.
Еще Пушкин открыл закон Аполлона, по которому даже любовная лирика должна писаться с холодным сердцем и ясною головой. Он соответственно и поступал, нам в пример.
Спасибо.