March 20th, 2006

ДУХОВНОЙ ЖАЖДОЮ ТОМИМ…

Будучи атеистом, я одинаковым интересом обращаюсь ко всем информационным первоисточникам, питающим мировые религии: к Греко-римской мифологии, к Корану, к Заветам, Новому и Старому…
Знать мифологические реалии не только интересно, а сплошь и рядом - полезно, потому что быт и культура, образ мыслей, поступки людские – все это пронизано древними религиозными влияними.
Приведу пример, пусть и не полезный в этот раз, но забавный.
Каждый из нас помнит, вероятно, строки из стихотворения Пушкина:
«Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился,
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился…
……………………………
И горний ангелов полет,
……………………………
Глаголом жги сердца людей»

Смысл стихотворения более-менее внятен любому школьнику, хотя возникают порой вопросы: почему горнИй, почему шестикрылый, почему, в конце-концов, именно глаголом, а не деепричастием?
Возникают, возникают, я лично изводил взрослых именно этими…
Но сегодня, в свете новых моих познаний, я готов был бы задать животрепещущий вопрос и самому Пушкину:
- При чем тут серафим, Александр Сергеевич??? Хоть вы и пресветлый гений ( а я действительно так считаю), но тут уж слишком густо загребаете, нескромно!..
Дело в том, что в нашей православной религиозной культуре ангелы распределены, подобно Петровской «Табели о рангах», на три триады и девять чинов, по три чина в каждой триаде. Вот список их, от первых к девятым, от высших к низшим:

серафимы - первый
херувимы - второй
престолы - третий

господства - четвертый
силы - пятый
власти – шестой

начала - седьмой
архангелы - восьмой
ангелы - девятый.

В каждой триаде своя особенность:
- первая характеризуется непосредственной близостью к Богу
- вторая подчеркивает божественную основу мироздания и мировладычества
- третья характеризуется непосредственной близостью у человеку.

Александр Сергеевич – человек, пусть и сверхзамечательный, и ему, в его системе ценностей, достаточно было бы того, что низшие в небесной иерархии архангелы Гавриил и Михаил взаимодействовали с пророками, с апостолами и родственниками самого Иисуса Христа… Но нет же, именно серафим ему понадобился!
Да, раньше бы так и воскликнул: «Ай-яй-яй, Александр Сергеевич, богохульствуете, гордынствуете!»
Теперь же просто предполагаю, что Пушкин поленился разбираться в ангельских чинах по мудрым книгам, положился на русский авось и всеобщую нашу светскость.
Может, оно и не вполне правильно, зато человечно.
Но не правильно.
Но человечно.
P.S. ГорнИй - это высокий, поднебесный.