November 14th, 2005

ВЫСОКАЯ СВИНЬЯ, ТУПЫЕ КОРНИ ДУБА

О невзыскательности массового искусства не сетовал разве что Великий Немой, и то лишь по техническим причинам. И я не исключение, и мне временами казалось, что поэзия Заболоцкого гораздо выше уровня «ветка сирени упала на грудь милая дуся меня не забудь». А ныне – так и вообще в этом уперт, причем настолько заскорузло, что и разубеждать не стоит. Впрочем, это личное, а мы с вами, выступая на защиту культпотреба, обратимся к корням и вскроем прикладной характер всякого изначального творчества.
Древние народные песни, танцы, музыка – что они такое? Если не молитвы богам и не военные подбадривающие марши – то что, кроме маршей и молитв?
Иное что-то, хотя и столь же утилитарное: старинные умельцы-скоморохи увеселяли жрущую и пьющую публику, чтобы заработать на жратву и выпивку, всего лишь. Тем и жили.
В средние века энтузиасты «кватроченто» погнали на поток «обнаженку» - и угадали: до сих пор мы ходим по музеям и удивляемся «гимнам красоте человеческого тела» от Рубенса и ему подобных. Но многие ли отдают себе отчет, что с точки зрения заказчиков – то была «клубничка», порноиндустрия, за которую приходилось платить и платить не по-детски, не только деньгами…
Ранее найденное (из низости, нашедшей сбыт и поклонников), укреплялось, усовершенствовалось, шлифовалось – и становилось высоким-превысоким искусством. Как балет. Да, хотя бы и балет: прогресс дошел до такой степени бесстыдства, что ныне и солидные мужи, отцы семейств, не стесняются водить на балет своих благонравных жен и дочерей и прямо на глазах у них аплодируют так называемым антраша… А потом удивляются…
Но вы же понимаете, надеюсь, что балет, подкрепленный совокупным гением Прокофьева, Плисецкой и Петипа – это отнюдь не стриптиз в кабаке, пропахшем перегаром и похотью? Я – не понимаю.
Или Чарли Чаплин… А возьмите панк-рок! Несколько немытых рыл взялись корявыми пальцами за дрова, издалека напоминающие музыкальные инструменты - и… Что - и? Вошли в историю? Изменили мир?
Вошли. Но не изменили, напротив: мир скорехонько обтесал их под себя, читай - под высокое и глянцевое искусство. Не верите – гляньте на экраны, поищите в «глянцах». И найдете. Рок-н-ролл они убили, понимаешь… мопсы. В музей вас, какахи! Там вам самое место. Рядом с Пукиревым.
Не видя концептуальной разницы между низким и высоким, между корнями и кроной, между искусством для дебилов и искусством для искусства, я, тяготея ко второму, тем не менее, в силу личной испорченности и надменности, пришел к эгоцентрическому нигилизму: по мне – и Русский Шансон, и Западноевропейский Верлибр как ни обтесывай, как сахаром ни обляпывай - все равно знаю, на какие чресла они похожи.
Но зато я и не рыдаю над всеобщим падением нравов и не подрываю корни нашего искусства: да будь вы хоть Алла Пугачева, хоть Андрей Тарковский – вы мне оба ничем и ни в чем не мешаете.