June 15th, 2005

ИСТОРИЯ НЕ ПОВТОРЯЕТСЯ, ОНА ЗАИКАЕТСЯ ИНОГДА

Цензура - это плод брачных игр окостенелых с отмороженными. Так было везде и во все времена, и во всех социальных масштабах, от семьи до Североатлантического Блока. И будет.
ИК! Не переведутся и не устанут ни те, ни другие, даже и не сомневайтесь, господа население, помните, что оба этих состояния (окостенелость и отмороженность) бывают неотличимы, особенно вблизи и впопыхах.
Вот маленький пример: однажды одна талантливая и юная питерская поэтесса высказалась у себя в журнале в том смысле, что на дух не переносит гомофобов. Полагая при этом, что подобная категоричность - антипод чужой нетерпимости. :-)
К чему все эти сравнения и примеры?
К тому, что чихать я хотел на местные крики "караул" и "ферботен" по поводу цензуры.
Есть у меня возможность - зашел и сообщил, кончилась возможность - встал и тихо ушел, с нулем внимания на попытки приучить меня называть папуасов афроамериканцами.
Хочу, чтобы у меня всегда была возможность захаживать и сообщать миру о том и о сем. А иссякнет - обойдусь, я сам себе вольный космос.