November 7th, 2004

АСФАЛЬТОВЫЙ ДЖУНГЛЬ

Руки-ноги, голова и многие другие конечности по-прежнему при мне, а вот корни, связывающие меня с традициями предков, изрядно под`увяли. Город виноват.
Конечно, я все еще могу с радостью, похожей на тихий восторг, свернуть с проселочной дороги, войти по плечи в желтеющую ниву, вдыхая ароматы земли и хлеба, растереть в ладонях налитой пшеничный колос, принимая его за ржаной... А уже обустроить гумно - не сумею без предварительных объяснений, да и жеребца на скаку... Что там жеребца - смирную павшую лошадь подковать не сумею!..
Именно поэтому и странны для меня определенные тонкости сельскохозяйственного бытия, из книг почерпнутые.
Сколько раз я читал, как лошадям в виде пищи задавали отборную пшеницу, сено, овес... Ячмень даже, а вот чтобы их рожью кормили - не припоминаю.
Может быть, в ком-нибудь, чья корневая система не оскудела памятью родовой, все еще хранится толковое и логичное объяснение феномену?