July 29th, 2004

МЕЧТЫ ЗАПОЗДАЛЫЕ

Когда-то я очень любил повесть братьев Стругацких "Трудно быть богом" и был в этом не одинок. Подобно другим читателям, мечтал увидеть экранизацию воистину великолепной вещи, но не ту экранизацию, что невесть откуда случилась на наши головы в конце восьмидесятых (хотя и в этой были, были находки), а Настоящую. Ну и домечтались: в середине девяностых сам Алексей Герман взялся за фильм и обещает буквально через несколько лет проект завершить. Во всяком случае территория киностудии "Ленфильм" битком набита чумазыми средневековыми воинами в настоящих латах, монахами в пыльных кожаных сапогах, полуголыми юношами в палаческих фартуках...
Всю киношно-стругацкую экзотику я оглазел с близкого расстояния, поскольку в последнее время мне совершенно случайно пришлось там ежедневно бывать, на Ленфильме этом.
И вот сегодня остановился я около сквера, что скромно зеленеет внутри ленфильмовских задворок, а там на скамеечке, как простой смертный сидит Алексей Герман, возле него две группы арканарских боевых монахов: одна поменьше и поближе к мэтру, другая - побольше и подальше от него. Герман негромко и неторопливо внушает им что-то, тыча указательным пальцев в небо, замолкает, смотрит на палец с плохо скрываемым презрением и вещает дальше, все так же внушительно и негромко.
И даже я, весь не в духе и в своих заботах, чуть было не преисполнился благоговением, да все дело испортила местная бабка-киношница: она прошуршала мимо меня, как сухая ветка, полная бумажных цветов и листьев (вольная цитата из Ю.Олеши), глаза вытаращены, голос - крик!
- Врача! Врача! - навстречу ей двое:
- Что? Что случилось?
- Оса!
- Что?
- Германа! Оса!
- Германа???
- В палец! ОН говорит: жГется!
- О боже! Бежим!
Они побежали втроем но споткнулись о коллегу, по виду корейца, потом воющая от ужаса толпа вобрала в себя еще кого-то. Я не сплоховал и на рысях следовал рядом, дабы удовлетворить пробудившееся любопытство, но они свернули куда-то внутрь павильона, а я, немало развлеченный, пошел дальше, к выходу, окунаться в душные июльские будни простой Петроградской стороны обыденного и обыкновенного города Санкт-Петербурга.
Но с надеждой дожить и дождаться фильма, снятого корифеем кинематографа по книге корифеев советской фантастики.