July 10th, 2004

ВСЕ КАК У НАС

В свое время я с большим удовольствием и вниманием прочел книгу "Сёгун" Джеймса Клавелла, о том, как шел к власти Иеясу Токугава, величайший из сёгунов в японской истории.
Джеймс Клавелл не уставал подчеркивать разницу в психологии японцев и современных им европейцев, он прямо об этом говорил, авторским текстом, примеры приводил - другие люди и все тут, пропасть не перепрыгнешь! Можно, мол, оставаться европейцем, можно оставаться японцем, можно переродиться, начать думать как японец - и стать им. Но европейским умом осознать японскую жизнь - ни за что! Это, повторяю, Клавелл проводил такую мысль, неустанно и разными способами.
Однако, довелось мне читать, помимо Клавелла, книги японских авторов на аналогичные темы и усомниться...
Знаете ли вы, что такое сеппуку и кайсяку? А ронин?
Сеппуку - это ритуальное самоубийство, с целью спасти свою честь. Мужчина делает сеппуку как правило с помощью меча вакидзаси: коротким мечом (длинный меч - катана, иногда - тати) вспарывает себе живот по строго определенной традициями траектории.
Кайсяку - помощник в обряде сеппуку: когда разрез совершен, кайсяку завершает обряд - срубает голову основному участнику. В теории - все должно быть преисполнено суровой красоты и элегантности.
По Клавеллу каждый самурай считает за честь быть кайсяку и с удовольствием рубит голову другу (господину, родственнику, достойному противнику и т.п.)
Но самурай Ямамото Цунэтомо, автор знаменитой книги "сагакурэ", написанной триста лет назад, утверждает, что кайсяку - скорее, почетная обязанность, которую самурай исполняет, обязан исполнить, но при этом "напрягается": хорошо исполнишь - так и должно быть, ноль заслуг и эмоций, хоть целой дивизии бОшки посноси, плохо рубанешь - тяжелое пятно на репутации.
Согласитесь: резоны по поводу обязанностей кайсяку, которые излагает господин Цунэтомо, нам, европейцам, понять гораздо проще, чем резоны Джеймса Клавелла (тот, впрочем, штатник и это во многом его извиняет).
Ронин - бродячий самурай, лишившийся сюзерена.
По Клавеллу - это порченый самурай, неполноценный, чуть ли ни "ссученный": даже будучи принят на службу новому господину - бывший ронин отныне и навеки терзается своей беспринципностью и неполноценностью.
По другим источникам - этого не видно. Достаточно вспомнить великого воина, философа и теоретика Миямото Мусаси, из всех воинов единоборцев - самого почитаемого, самого величайшего: ронин. Да, ронин - и что? И ничего, в смысле - ничего страшного. Программы японского телевидения забиты телесериалами о беспокойном геройском быте бродячих самураев...
То есть, я считаю (ничуть не претендуя на оригинальность), что березовая чурка очень похожа на чурку сакуровую - если не цветом и формой, то сутью - то и другое древесина и ничто древесное им не чуждо.