June 1st, 2004

НАДЕЮСЬ, ОНА БЕЗУМНА.

Она? Это я про идею о будущем Грузии, а не о самой Грузии.
Михаил Саакашвили оказался умнее и круче, нежели это представлялось по его запальчивым высказываниям, когда он еще не был у власти. Даже ярлык успел отхватить у наших многоумных журналистов: "молодой грузинский Жириновский", прежде чем делом доказал обратное.
Но он проявил себя как прагматик и плодоносок: взял власть бескровно, быстро и безболезненно сокрушил Аслана Абашидзе, потрепал уголовных беспредельщиков, реально сплотил вокруг себя грузинскую нацию, без обиняков в сторону штатовских благодетелей - рванул в Москву и в одностороннем порядке попросил вечной дружбы с большим и хорошо вооруженным соседом.
И попал в капкан, казалось бы непреодолимых препятствий: он поклялся, что вернет в лоно Грузии Южную Осетию и Абхазию.
Поклялся, но они отнюдь не Аджария, где живут грузины, считающие себя частью грузинского народа, а анклавы, где подавляющее большинство населения категорически не желает возвращать себе грузинское подданство и готово воевать за свое право считать себя российскими поданными, каковыми они уже являются в подавляющем, опять таки, большинстве.
Миром их не повернуть, войной - сил не хватит. Можно было бы попробовать, конечно же, но Саакашвили уверенно доказал, что не дурак, зачем же ему глупеть?
Но он поклялся и вся Грузия ждет от него выполнения клятвы и будет ждать, пока он у власти... Можно имитировать суету и прогресс вокруг проблемы год, два, три, четыре... А дальше что?
Вот тут-то мы и подошли к сути безумной идеи, которая свободна, как муха за окном и не связана никакими реалиями дипломатического и политического свойства.
Саакашвили может повторить подвиг грузинских царей 17-го века и двинуть в сторону присоединения к России всю Грузию. И тогда многострадальный грузинский народ автоматически обретет рынки сбыта курортной и сельскохозяйственной продукции, а также номинальное владение утраченными территориями.
О как. В этой идее, безупречной по форме и содержанию я, автор ее, вижу всего лишь один, но серьезнейший недостаток: я желаю суверенной Грузии вечной независимости, а видеть ее частью возрождающейся империи - не желаю. Надеюсь, что свободолюбивый грузинский народ непременно со мною согласится.