January 24th, 2004

РАССЛАБЬСЯ, КНИГГЕР

Однажды я уже делился впечатлениями о деятельности литературных негров в России на собственном единичном примере. Сегодня хочу дополнить их, хотя сам я не расширял опыт личным участием и впредь не буду.
В России все начинается по антиподному, не как у остального мира. Потом, все-таки, неверно зачатое - приходит в норму, однако, пока оно приходит постепенно, это поколение глядь - уж свое отжило, а следующее предпочитает жить при своих инаковостях. Так, во время перестройки, наши политики попутали рамсы и фланги: коммунисты стали считаться правыми, а демократически настроенные антикоммунисты - левыми. Было дело... Далее, в эпоху первоначальной, накопительной продажи Родины, у нас, "отмывали" так: легальный безнал превращали в черный нал - и в чулан, в то время как цивилизованные люди цивилизованного мира под отмывкой понимали прямо противоположное: чемоданы с награбленными купюрами везли в сомнительные банки и были счастливы получить на выходе документ с номерами счетов, с количеством нулей, им принадлежащих, и т.д.
Те же и офшоры: на Западе - это один из этапов модернизации (ради сохранения) мошеннического и бандитского бизнеса, у нас - первейший признак солидного, кристально чистого человека, добела отмытого от прежних шалостей с авизовками и автоматом Калашникова.
С чего бы отличаться и писательскому ремеслу?
Кто такой книггер в России, негр литературный?
Это человек, которому дают синопсис (краткий план-содержание еще не написанной книги) и велят за месяц-полтора превратить в текст, от которого не стошнит приемщика, подопытного кролика, человека, которого в стародавние времена называли редактором.
Стабильность в этом нелегком деле достигается так: уровень приносимого падает и падает, но толерантность и закалка принимающих растет.
На Западе же, еще со времен Дюма, негр (Огюст Моке, к примеру, соавтор "Мушкетеров" и "Монте-Кристо") писал основу, которую мэтр разгонял как процессор, нещадно, но не по-ламерски: из двух-трех страничек делал полноценную главу.
Конечно же, такая кооперация не шла на пользу произведению, как ни меняй местами мэтров и книггеров, ни тогда, ни сейчас, но у нас в России человек, пишущий синопсис для разгонщика, ощущает и ведет себя как босс, а если он пишет синопсисы для разных людей - то как большой босс.
Впрочем, по последней писательской моде, вроде бы... как бы... что-то такое новое...
Авторши сотен женских романов уже пишут не синопсисы, но по ним.
Прогрессируем.