June 11th, 2003

Хомо инвалидус – человек болеющий.

Сегодня решил я поговорить о Большом спорте и о феномене спортивного «боления». При этом Большой спорт я не люблю и вообще такое словосочетание «Большой спорт» - это окси(ю)морон, типа «белой тьмы» или «жаркого льда». Но обо всем об этом чуть позже…
Давным-давно посчастливилось мне посмотреть старинный фильм: «Ночные гости» («Вечерние посетители»), снятый в оккупированнной Франции в начале сороковых годов прошлого века. Время действия – средневековье, сюжет – мистика.
По ходу сюжета, владетельный барон задает в своем замке роскошный пир, посвященный предстоящему бракосочетанию своей дочери с высокородным соседом – и гости благодарно жрут. Однако, гостеприимный хозяин понимает, что «не хлебом единым», что надобно развлекать гостей и спецэффектами. И вот некий приглашенный для организации развлечений тип выстраивает перед гостями бродячую труппу карликов-уродов, снимает с них капюшоны, дабы изувеченные лица их и фигуры были видны во всей «красе» - и гости начинают смеяться, простодушно и до колик.
Очень хорошо помню, как приятно мне было осознавать, что я выше, культурнее и политкорректнее этих хохочущих недоодухотворенных ублюдков…
Мне бы вынуть бревно из своего глаза… Потому что, не любя Большой спорт, я при этом бываю зритель и болельщик.
Большой спорт… Большая Ущербность, ёлы-палы. Аналогия полная.
О, мне не нужны всякие там хоккеи на траве, дзюдо, кикбоксинги и велосипедные гонки. Футбол и хоккей – также стараюсь не смотреть и почти не смотрю. Мне подавай танцующих гиппопотамов – Сумо, театр одного домкрата – Штангу и, конечно же, Профессиональный Бокс. Все это, разумеется, в супервесовых, самых зрелищных категориях.
Что разумом вилять? – люди надрываются, калечат себя и коллег ради моего развлечения, и только. И я их к тому поощряю, требуя экстремальных зрелищ.
Или не так? Или мы кому-то там постороннему доказываем беспредельные возможности человеческого организма и фармакологии?
Не уверен, что человечество, даже выборочно, сумеет пробежать стометровку за три секунды (разве только марсиане очень подначат), или, к примеру, сможет запугать недружелюбных пришельцев дамскими билдингбодами…
Нет, думаю, барон и его гости легко бы адаптировались сегодня и рассуждали бы о духовном почище моего.
Игровые, не рекордные виды спорта, уродливы не так явно и обречены и дальше жить вместе с нами, с жадными до зрелищ зеваками… За деньги, естественно.
Хлеба и крови!
Впрочем, я собирался и о «болении» порассуждать…
Начинается игра, соперничество двух команд, или двоих единоборцев (футбол, бокс, теннис, шахматы…) Знать никого я не знаю, все равно мне – «Днепр» бурлит предо мною, или всего лишь «Динамо», просто мне в этот час не избежать видеть их на экране. Но я уже знаю по опыту, что сейчас наступит миг… Магический, странный момент, без преувеличения чудеснейших из мигов, - когда пыхтящий, потеющий и сопящий мирок в поле моего зрения вдруг перестает быть симметричным: вон тот поляк в белых трусах пусть отметелит того негра в красных! Забей его в блин и победи! Еще! Брататься – на потом. Еще! Это называется – я «заболел».
Телефон меня раздражает, отвечаю невпопад, мышцы по всему телу напряжены, волнуюсь – аж слюна летит, лишь бы вон та шайка хомоногих пинала по мячу точнее этих, одетых в трусы и майки другого цвета. Чудо? – чудо. Глупость? – гм… Да я и не оправдываюсь… Но мне поистине любопытен механизм появления той «искры», которая отделяет для меня случайных «наших» от случайных «чужих». Одновременно присутствуют: четкий эмоциональный выбор по случайным признакам - и критическое осознание глупости происходящего со мною и с вами. Именно что глупости. Ну не ума же это проявление, «болезнь» сия!
Нет, я не веду никаких исследований в данной области, довольствуясь ленивым пониманием того, что это может быть интересно ученым человековедам.
P.S. Наверное, такие же фокусы сознание с подсознанием проделывают, переплавляя либидо во влюбленность…