April 7th, 2003

Ой, полна коробушка...

По-видимому, слабая шизифизационная подготовка помешала моим собеседникам в полной мере насладиться математической притчей предыдущего «поста»
Что ж…
Говорят, в русском Жждвижении более чем десятитысячное поголовье. При этом, осмелюсь биться об заклад, никто из них (по крайней мере, в ближайшем прошлом) не пытался читать сочинения господина Некрасова, Николая Алексеевича. Но я, буквально вчера-позавчера, за всех нас восполнил этот пробел, полистав и почитав сборник избранных произведний, изданный ОГИЗ худлита в 1947 г.
Ну… Он талант, спору нет. Это я говорю без шуток. И слог у него четкий, и поэтические идеи по уровню не уступят, иной раз, тем, что родились на полвека-век позже. Но вкралось в голову человеку, что основная функция стихотворечества – не развлекать досужих филолюбов и любофилов, а просветительствовать, в набат постукивать!
И никак, ничем не отколупнуть, не отлепить его было от тем высокой гражданственности…
Но читать его сейчас, полтора века спустя, весьма забавно и познавательно.
Вот пара-тройка чумовых отрывков:
***
«До балета особенно страстны
Армянин, персиянин и грек,
Посмотрите, как лица их красны
(Не в балете ли весь человек?)»
***
«Кто хочет сделаться глупцом,
Тому мы предлагаем:
Пускай пренебрежет трудом
И жить начнет лентяем.

Хоть Геркулесом будь рожден
И умственным атлетом
Всё ж будет слаб, как тряпка, он
И жалкий трус при этом.

***
Толстой, ты доказал терпеньем и талантом,
Что женщине не следует «гулять»
Ни с камер-юнкером, ни с флигель-адъютантом
Когда она жена и мать.

***
Озими пышному всходу,
Каждому цветику рад,
Дедушка хвалит природу,
Гладит крестьянских ребят.
Первое дело у деда
Потолковать с мужиком,
Тянется долго беседа,
Дедушка скажет потом:
«Скоро вам будет нетрудно,
Будете вольный народ!»
И улыбнется так чудно,
Радостью весь расцветет.
Радость его разделяя,
Прыгало сердце у всех.
То-то улыбка святая!
То-то пленительный смех!