О`Cанчес (hokkrok) wrote,
О`Cанчес
hokkrok

Category:

НА КРАЮ БЕКРЕНИ

Написал я статью о перспективах развития кинематографа, о его будущем.
Это мой личный взгляд по теме.


О’САНЧЕС

НА КРАЮ БЕКРЕНИ
(о будущем кинематографа)

Преамбула: если вы обратите внимание на те или иные повторы в моих объяснениях, то знайте: вы вдумчивый читатель. Поскольку читатель обыкновенный (lector ordinarius) привык скользить взглядом по диагонали в каждой странице, приученный писателем обыкновенным (scriptor vulgaris) выуживать две-три калории смысла из ведра воды. В этой статье я пытаюсь говорить о важных вещах, поэтому вполне осознанно «буксую» на тех же или сходных мыслях, примерах. Дабы не пропали зря.

Не так давно попался мне на глаза документальный фильм об Антарктиде.
Что ж, края знаменитые, почему бы и не полюбопытствовать? Включаю на компе, смотрю.
Утоптанный снег, поселковая дорога вдоль жилых конструкций, которые как бы и не палатки в нашем привычном понимании, но и не дома. Редкие пешеходы идут по своим делам… Пояснения ведущего, то и дело входящего в кадр. Он рассказывает нам, зрителям, как здесь, на южном краю Земли, устроены столовые, туалеты, спальные места, лаборатории… Обыденность, но та, которую я готов пристально разглядывать, совершенно не утомляясь ее простотой…
Ведь это Антарктика, ребята, самое удивительное место на планете!
Однако же настоящее удивление-изумление, отнюдь не связанное прямо с Матушкой Антарктидой, пришло чуть далее, когда зрителю (в данном случае мне) создатель фильма (с удовольствием пиарю: Сергей Сергеевич Доля!) предложил полюбоваться круговой панорамой!
То есть, как это!?
Да вот так: пальцем, либо мышиным указателем проводишь по экрану компьютера (ноутбука, планшета, смартфона) и получаешь возможность выйти за пределы привычного кадра, поглядеть направо… или налево… или за спину того, кого мы привыкли считать оператором. Нам показывают действия повара, но я, по-прежнему слыша комментарии ведущего, смотрю тем временем на интерьер и посетителей. А могу и вернуться к основному «дозорному окошку».
Мы ведь к чему приучены: «Перед нами в кадре площадь Синьории! Вот знаменитая галерея «Уфицци»! Теперь переходим сюда, ближе к окну: «Геракл осуществляет силовое задержание кентавра Несса»…
А тут, вдруг, у меня, у зрителя панорамного документального кино, появляются дополнительные горизонты и новые способности: экскурсовод в гипотетическом фильме рассказывает о некоторых странных анатомических подробностях этого самого Геракла, я же в данный момент смотрю в противоположную сторону и вижу в окне кусочек обыденной Флоренции. Но подчеркиваю: такая возможность не перебивает, не отменяет привычного хода обзора в этом просмотре: утомился елозить пальцем по экрану – верни кадр на место и продолжай видеть только то, что решил выделить твоему прицельному вниманию автор фильма.
Просмотрев «панорамный» фильм об Антарктиде, я подумал… далеко не вдруг, но постепенно, вспышка за вспышкой, постиг одну маленькую, нехитрую, не всем очевидную, УРАГАННУЮ идею: эпохе прежнего телевидения и кинематографа, документального и художественного, пришел конец!
То есть, разумеется, что вся махина Голливуда и ему подобные кинотелемонстры в эту идею быстро не впишутся и долго еще будут варачкаться на прежних отмелях, бесконечно совершенствуя долби-звук, стереоэффекты, компьютерные эффекты, анимацию, слияние с компьютерными играми, игру актеров, грим, точки съемки… Но в принципе, время прежнего кино и телевидения безнадежно иссякло. Поясню свои слова аллегорической преамбулой.
Представим себе Великий Немой. Продюсеры, режиссеры, актеры, операторы по-прежнему руководствуются Аристотелевыми правилами драматургии, предполагающими триединство действа, времени, места.
Прогресс требует и добивается своего: скорость кадра перешла с 16 на 24, и даже 30 в секунду, таперы специально обучены сопровождать каждый фильм (устар. «каждую фильму») не отсебятиной, а строго по партитуре, объем и длину субтитров готовят лучшие филологи и переводчики, грим и фотошоп достигли небывалых доселе высот…
Но звука нет, ни дублированного, ни оригинального, ни моно, ни стерео… И цвета в фильме нет, и перемены ракурсов съемки нет, широкого экрана нет, монтажа отдельных кусков в единое целое нет, перескоков по времени и пространству нет… А прогресс есть… Вернее, микроскопические усовершенствования ранее достигнутого, которые выдаются за очередную революцию кино.
Чарли Чаплин и другие гении эпохи Великого Немого, придумав перемену места, склейку, искусственное освещение, долго боролись-сопротивлялись против звука и цвета, упирая на то, что озвучка разрушит зрительскую интернациональность кино, а цвет угробит ту непередаваемую, ничем не заменимую черно-белую выразительность кадра…
РЕМАРКА В СТОРОНУ: и поныне до хрена людей с творческой жилкой, которые всерьез считают и применяют: «только винил», «только аналоговая пленка», «только пейджер», «только ЕС-1022», «только черно-белое фото»… Хронос их рассудит, но даже гениям не под силу остановить время или заключить его в узкие берега своего личного Я…
Постепенно-лавинообразно выяснилось, что звук, цвет, рапид, комбинированные съемки, множество точек обзора, компьютерные эффекты – отнюдь не убивают кино, а лишь обогащают его!
А потом из кинозалов в каждый дом постучалось телевидение… и тоже ничего не убило и не отменило. Напротив: ныне кино ввалилось по-хозяйски в телефильмы с их каноническим телеформатом – и они стали превращаться, из дешевых мыльных опер, с закадровым смехом или плачем, в полноценное многосерийное кино!.. Дорогущее!
Вот, примерно в том же состоянии, как бы перед моментом БОЛЬШОГО ВЗРЫВА, находится кинематограф современный, он же, в пересчете на Двадцать Первый Век, старый сморщенный гриб, вместе со всеми своими десятками камер, ахренительными бюджетами, анимацией, микрочипами, беспилотниками, компьютерными чудесами…
Никто не может знать будущего так, чтобы представить и осознать во всей его полноте, кроме политологов и астрологов, разумеется, но те исследуют параллельное грядущее, для простых жителей-потребителей почему-то несбыточное…
Тем не менее, определенные характеристики некоторых частностей бытия спрогнозировать можно и должно. К примеру:
– Несмотря ни на какую лютость прогресса, политкорректности и личных свобод, человечество, в подавляющем большинстве своем, пока оно живет на свете, останется двуполым.
– Сила и разум на планете никогда не распределятся поровну между землянами.
Хотите оспорить?..
К чему я веду? Я всего лишь пытаюсь предметно спрогнозировать революцию кино, в общем и целом, но с конкретикой, по пунктам.
Но перед этим представим еще одну аллегорию-иллюстрацию, нацеленную мною как раз в предполагаемое и неизбежное кинематографическое завтра.
Сажусь перед компьютером, залезаю в архивную фильмотеку и включаю фильм: «Белое солнце пустыни», сделанный в далеком прошлом, более полувека назад, но снятый десантниками из будущего, при помощи выдуманных мною приемов-технологий.
Э-э-э… н-ну, наугад: например, для начала, некий вариант А.
Все идет как идет: Кузнецов, Мишулин, Федотова, Кавсадзе, Годовиков, Луспекаев… Постреливают, песни поют, дамочек по пустыне водят… Ноль отличий от того кино, которое мы привыкли смотреть и полюбили. Но я провожу мышкой по экрану – и вдруг получаю возможность видеть то, что происходит за «спиною» кинокамеры, либо справа-слева от нее, внимательно вглядеться в окрестности дворика, где разместились жены Абдуллы, увидеть спину либо профиль басмача, который, почесываясь, подкрадывается к товарищу Сухову, перестрелку слева и справа, лица жителей городка, слегка раздраженных обилием посторонних нарушителей привычной поселковой тишины… А вот камера скользнула по настенным фотографиям таможенника Верещагина и переместилась на пьяную физию Петрухи, но я шевельнул пальцем и сдал назад, и задержался, и приблизил изображение… А там, за кадром, продолжаются наизусть знакомые монологи с мордобоями, и в любую секунду я волен к ним вернуться, перепрыгнуть именно туда, в тот канонический ракурс… Да, все вышеперечисленное резко удорожило фильм, ибо понадобилось – на порядок, а может и на два порядка – больше склеек, дублей, точек обзора, статистов, актеров…
Но и данный, выбранный наугад, вариант А – это еще далеко не все: кинорежиссер Мотыль, подпитанный технологиями грядущих веков и большими деньгами крутых продюсеров из будущего, предусмотрел также варианты Б, и В, и Г, и Д… Например, Б – специально для киногурманов.
Я перевожу просмотр на вариант Б, командую гаджетом – и вот я уже вижу там, за киноглазом, иную склейку, но, конечно же, постановочную склейку (есть и сугубо документальная, только она под другой литерой): осатаневших от злости друг на друга режиссера Мотыля и его верного оператора Эдуарда Розовского, которым никак не давалась, но, наконец, пошла, пошла, пошла сцена разговора Абдуллы и Саида посреди пустыни… Виляю мышкой (пальцем по планшету, взором в очках виртуальной реальности) влево и вижу, как распаренная жарой ассистентка держит на плече полосатую дубляжную коробку, а сама лениво кокетничает с осветителем… Дал знак – приблизилось изображение, захотел – вернулось на место.
– Бред! – скажете вы… Тяжелый бред! – подтвердят согласные с вами… Да просто тупая профанация и ничего больше! – возразят вам другие…
А я и не спорю: вот вам комп, файл, смартфон, экран в кинозале, телевизор перед тахтой – включите и смотрите на здоровье именно тот вариант, к которому привыкли, ни к какой мышке не прикасаясь. Имеете полное право! Он, вариант ваш, не то, чтобы предусмотрен – он основной! Но занимает всего лишь несколько процентов от всего спектра снятого и придуманного творцами этого замечательного фильма. Он надводная часть айсберга.
Пришли в современный кинотеатр – там даже и мышка далекий архаизм: просто надели очки виртуальной реальности – и никакие длинношеие соседи не мешают вам осматриваться да оглядываться в режиме 360 стерео… И в домашних условиях, кстати говоря – мышка тоже вот-вот архаизмом станет…
– Вот как??? – ухмыльнется очередной скептик. – Но как быть, если я пришел в кино со своей верной подружкой Зиной, полюбоваться на Кузнецова и Луспекаева, и желаю посмотреть классический вариант А из одной точки, в то время как моя эстетная герл-френдица вздумает увидеть вариант Б?
– Вместе и будете смотреть, каждый со своим набором шлемов и иных гаджетов, время-то сеанса одинаковое! Сюжетный поток тот же самый, реплики, песни и поступки те же!..
– А если я пожалею, что выбрал вариант А, и растревоженный восторгами подруги, восхочу заценить вариант Б?
– Милости просим, дорогой зритель, плати денежки, сызнова заходи в зал, или бери другие очки, либо покупай платную копию на дом и смотри вариант Б! И помни, в том фильме есть еще варианты В, Г и Д, а также версии 14+, 16+ и 18+

Да! Да! Да! Новации отнюдь не ограничиваются панорамным стереообзором с закадровыми вариациями! Прогресс не исчерпывается новыми технологиями, поскольку можно запросто модернизировать и сегодняшний день! На добавку, так сказать.
Вдумайтесь: зачастую, режиссер, помыкая оператором, заставляет его и актеров по многу раз повторять одну и ту же сцену. Позднее, в монтажной мастерской, выбирается лучший, по мнению режиссера, дубль, остальное в утиль. Но ведь далеко не редки случаи, когда эти самые дубли почти равноценны, или равноценны без «почти»… Почему бы не склеить пять-шесть-восемь вариантов одного и того же фильма из разных наборов примерно равноценных дублей!? Все абсолютно то же самое, секунда в секунду, от актеров до сюжета, но в одном случае пьяный Петруха поправляет буденовку левой рукой, а в другом правой. В одном варианте жены Абдуллы задирают рубахи, дабы прикрыть лицо, почти до самой груди, а в другом, который 16+, поднимают заметно выше. Там ложка в черной икре стоймя стоит, а здесь повалилась, разбрызгивая икринки по столу…
– Ай! – опять возразите вы строгим голосом профессионального искусствоведа. – А эта-то вышеперечисленная дурь зачем???
– Поясняю: все для того же. Для кассы и для новых творческих свершений.
Вот, например, вы пришли в театр «Современник» и смотрите в очередной раз полюбившийся вам спектакль «Молодая гвардия». Или, наоборот, пришли на стадион посмотреть-послушать эстрадное выступление новейшего рэп-коллектива «Ласковый май-4».
И спектакль вам знаком до самой последней сцены, и репертуар группы наизусть помните – но ходите ведь! И потом подробно обсуждаете нюансы того или иного номера, аккорда, сценического движения…
Так же и здесь! Переход кинематографа на новые рельсы, особенно в формате 360 градусов обзора, да и не только, будет сопровождаться резким удорожанием производства всех этих и других, вновь придуманных, вариантов – но возвращать вложенные средства как-то надо!? Если в одном каком-то, отдельно взятом случае, в прицеле на фестиваль с международными призами, даже и коммерчески провальный плод приемлем, то в целом кино должно-обязано приносить прибыль своим творцам, отбивать, по выражению людей искусства, вложенные бабки!
О том и речь! Многовариантность, достигнутая с помощью всех вышеперечисленных приемов, позволит один и тот же товар «забодать» потребителю не один, а множество раз!
«Встречайте новинку! Драка Зухры против Гюзель во время танца Гюльчатай перед товарищем Суховым!». «Сцена последней битвы у нефтяной цистерны, добавочно снятая с квадрокоптера!..»
Тот первопроходец, который однажды, который вдруг – презреет насмешки творческой толпы, проигнорирует опаски и замшелые каноны! – тот прорубит нам окно в кардинально мир важнейшего видов искусств!
Итак, новые горизонты кино, по трем основным, уже нащупанным пунктам:

I. Панорамность изображения
II. Много-многовариантность
III. Интерактивность

Разумеется, не под силу одному отдельному человек (если, повторюсь, он не астролог, не политолог и не предвыборный кандидат) охватить все многообразие грядущего, поэтому желающие, зрители и киношники, могут включиться и добавлять, словом и делом. А пока промежуточный итог, поехали:

I. Панорамность изображения

Если говорить о документальных фильмах, о репортажах, снятых живьем, то здесь все более или менее просто и понятно, зрители и авторы освоятся очень быстро, и это не отменяет прогресса, выдумок и изобретений.
С художественными фильмами все чуточку сложнее. Там потребуется резко иное мышление, предусматривающее, в первую очередь, режиссуру тех ракурсов, которые не попадают в старинное «основное окошко обзора». А если точек обзора много, если кадр скачет туда-сюда, от одного ракурса к другому, то «привинтить» к каждому перескоку свой «задний план» того же художественного уровня, а потом склеить их все в единое, лишенное ляпов, целое – задача авторов фильма усложняется преизрядно, затраты возрастут в геометрической прогрессии. Опять же эффект 3D, наложенный на панорамы360°, предусматривающий интерактивное приближение-удаление – задачу не облегчит.
Не забываем и плюсуем «противоположную панорамность», это когда вы, упрощенно говоря, не оглядываетесь по сторонам в очках виртуальной реальности, а также будучи в них, имеете возможность обходить, например, сцену дуэли на мечах со всех сторон!
Все это большие дополнительные траты и крушение стереотипов, равно авторских и зрительских.

II. Много-многовариантность

Почему «много-много»??? Сейчас поясню, отнюдь не претендуя на исчерпывающий список этих самых «много».
Предлагаемые новации кино будущего отнюдь не исчерпываются возможностями панорамы 360, во всех ее вариантах.
1.Художественный фильм «за кадром» – то есть, слева-справа-сзади от «главного» кадра съемки – продолжается второстепенными деталями, дополняющими, но никак не изменяющими основного действа. Создатели фильма подразумевают, что основа, корень всего фильма – именно этот ракурс, устоявшийся со времен телевизора, киноэкрана, театральной сцены. Но при этом не ограничиваются им одним, раздвигают горизонты киношного бытия, широко и глубоко, но при этом не для всех, не в обязательном порядке, а сугубо для желающих сосчитать, сколько стреляных гильз образовалось на пляже после перестрелки товарища Сухова с басмачами.
2. Художественный фильм «за кадром», то есть, слева-справа-сзади от «главного» кадра съемки заканчивается и сменяется документальным. Или постановочно-документальным. Это когда режиссер позволяет нам понаблюдать поочередно и за самим развивающимся действом, и за процессом киносъемки с ее участниками: операторами, техниками, администраторами, ждущими своей очереди актерами, зеваками… То есть мы, желающие, получаем возможность видеть по своей воле не только сам артефакт, но и тот съемочный бардак, обеспечивающий рождение данного шедевра.
– А если я не желаю наблюдать всю эту нервную и глупую требуху, все эти софиты, доски, пыль, ругань и тупизну?
– А не смотри. Вот сам фильм, зырь в главное окошечко и наслаждайся.
3. Художественный фильм как правило состоит из множества отдельно снятых кусочков-склеек. Практически любой из этих кусочков снят в нескольких вариантах, а в процессе окончательного монтажа авторами выбирается лучший из подходящих. Но если заранее понять и предусмотреть съемку таким образом, чтобы выбирать из примерно равноценных, то вырисовывается возможность, как уже говорилось выше, склеивать из равноценных дублей пять-шесть-семь вариантов фильма… (Кстати говоря, мне довелось видеть в реальном кино прообраз подобной вариативности: один и тот же фильм «Аршин Мал-Алан», снятый на русском и азербайджанском языках, почти одинаков, но кое-где с чуть разными склейками). А если этот прием выбрать осознанно, с заранее определенным хронометражем, светом и т.п. и подключить к делу так называемый ИИ, искусственный интеллект, пусть даже в его нынешнем зачаточном состоянии, то один и тот же фильм, с произвольно выбранными этим ИИ почти одинаковыми кусочками склеек, может получиться в десятках и сотнях вариантов. Они одинаковы по хронометражу, сюжету, замыслу… Они почти идентичны – но почти. Вопрос только в художественном и финансовом чувстве меры.
4. Развитие пункта 3. Если используется мелкий вариант в монтаже, типа – какое ухо почесал себе персонаж, левое или правое? – то логично предложить и чуточку более сумасшедшее! Поясняю гипотетическим аллегорическим примером. Это полностью ВЫДУМАННЫЙ пример, сугубо для иллюстрации идеи многовариантности.
Режиссер Владимир Бортко снимает ставший легендарным фильм «Собачье сердце», и у него встала в полный рост проблема выбора: кто будет играть Шарикова??? Есть две кандидатуры: Владимир Толоконников и Виктор Сухоруков. У обоих – космический потенциал для данной роли. Бортко выбрал Толоконникова – и не ошибся! Но, по мнению многих, он бы не ошибся и выбрав Сухорукова.
А представим, что у Бортко в те времена оказалось больше денег, времени, возможностей и безрассудства, и он выбрал обоих!? То есть, в снятом фильме есть варианты: в одном все сцены с Шариковым играет Сухоруков, а в другом – Толоконников! Это бы удорожило фильм и взбесило бы изрядное количество актеров, зрителей, финансистов, критиков и иных специалистов в области искусства, но… Вы бы хотели взглянуть на «запасной» вариант все того же классического фильма Владимира Бортко, именно с Шариковым-Сухоруковым?.. Нет?.. Имеете полное право: нынешнего фильма с Толоконниковым у вас никто не отнимал!
5. Самый короткий, как вариант-ответвление №3: один и тот же фильм можно демонстрировать как 6+, 12+, 16+, 18+, причем без всяких купюр и вырезанных сцен: просто те или иные эпизоды склеивать из разных вариантов «забористости». И всё! Как шел фильм два часа, три минуты, одиннадцать секунд, так и идет! Только в одном случае Золушка с Принцем сидят на скамейке, соединив ладони в дружеском рукопожатии, а в другом уже и поцеловаться могут…

Вот, что называется, несколько мыслей вслух.
– Но зачем, на фига, и, главное, кому сии новации нужны, как таковые?
– Я ведь уже объяснял.
– Ну, еще разок, если можно?
– Можно. Легко. Для зрителя, кассы и прогресса. Нынешний кинематограф имеет четко сложившуюся особенность: снят очередной блокбастер, и теперь его нужно как можно скорее отрекламировать, отпиарить – и запустить в максимально широкий прокат, ибо основную прибыль дает прокат первых недель и даже дней! А там, разок взглянув, народ насытился предъявленным зрелищем, отбросил его, как выжатый лимон, и ждет свежего хлебушка для глаз и ушей! Ну, бывало, что и пересмотрит, и не по одному разу… Но обычай, когда одного и того же «Чапаева» одни и те же люди смотрели по двадцать пять раз – все-таки ушел в прошлое, согласитесь…
А вот если у зрителя появится возможность удовлетворить любопытство, разбуженное первым «каноническим» просмотром, то весьма велика вероятность, что он его удовлетворит выбором предусмотренных дополнительных. За дополнительную плату. Ну, ведь, и доныне ходят люди на «Щелкунчика» в Мариинском, на «Русалку» Тимофея Кулябина, на концерты Роллинг Стоунз… И по многу раз, при этом хорошо представляя и помня то, что им предстоит увидеть… Они уже видели, но хотят еще! И немалым фактором этого желания является возможность увидеть сие вживую! То есть, переводя на творческий язык: то же самое, но чуточку иное. Иной поворот головы, удавшееся или неудавшееся танцевальное па, взятая или не взятая нота…
Данная концертно-театральная особенность может прийти в кинематограф! Она обязана там быть! Смотришь раз, второй и третий – и всегда что-то новое, вперемешку с наизусть известным!
(А варианты музыки в фильме!? Элементы предлагаемого будущего уже случались в прошлом: вспомним «Красную палатку», когда в одном варианте звучит Морриконе, а в другом, советском, гораздо более удачный Зацепин)
Тем самым, продлевается надолго «урожайный» сезон проката, расширяется безмерно онлайн прилавок-витрина, вдоль которого зритель-гурман волен ходить выбирать любой из десятков-сотен вариантов полюбившегося фильма, или даже закупить их все оптом… При увеличенных затратах увеличатся прибыли! Могут увеличиться, если точнее, в случае удачи.
Есть проблемы в любом новаторском подходе. Чтобы отснять привычный для сегодняшнего дня фильм, режиссер обильно тратит время, нервы, силы, талант, в конце концов! И чужие деньги! А они все не бесконечны! А тут ему предлагают удесятерить все свои усилия для непонятных видеогиперссылок, для какого-то сомнительного обеспечивания «задника» за пределами основного взгляда… Не всякий примет сие, не всякий решится. Оно – да. С одной стороны. Но с другой… Автор фильма – он что, волк-одиночка, по типу видеоблогера? Нет.
Сегодня авторы фильма тратят немалые силы и время на монтаж, на выбор актеров, на выбор натуры, на убалтывание инвесторов… и прочее, и прочее, и прочее… Это их право и, увы, обязанность. При этом, режиссер почти никогда не держит хлопушку в руках, не подметает съемочную площадку, не наносит грим на актерскую щеку – для всего этого есть специалисты! А режиссер – он на вершине горы, он главнокомандующий, своего рода Наполеон, он отвечает за все. Но военный гений Бонапарта был избавлен от необходимости следить за действиями какого-нибудь отдельного фуражира на старой смоленской дороге, и обучать его, как надобно правильно вырубать куски замерзшей конины из павших лошадей. Нет, он проводил кампанию в целом, и именно под его чутким руководством победоносная наполеоновская гвардия гнала кутузовскую орду аж до самого Парижа! Но долой лирические отступления, вспомним лучше некоторые нашумевшие мегасупертелесериалы: «Клан Сопрано», «Игра Престолов», «Во все тяжкие»… Разве там один сценарист и один режиссер??? Один осветитель, один монтажник?
Их всех там не один, не два, не три, да и не четыре! Но если они объединены общим замыслом и концептом, то – почему бы и нет, почему бы и не делегировать членам команды ту или иную толику творческих прав? Там – получилось же.
Равно как в наших примерах с многовариантностью и панорамностью съемки: режиссер (или продюсер), как главный автор фильма, определяет корневую идею, основное течение, столбит себе «основное окно», поручая вторым и третьим режиссерам разные отдельные участки на самостоятельную отработку… Все как сегодня, только реалии и горизонты резко раздвигаются, до самых небес.
Чарли Чаплин снимал свои фильмы в 1920 году и в 1940 году… Автор один – а эпохи разные, масштабы несопоставимые. Однако же, то и другое принадлежит тому же самому старинному божеству: Кинематографу!

И в заключение.
Как вы правильно заметили, был объявлен (и до сих пор не освещен) третий пункт:
III. Интерактивность

На самом-то деле, он уже есть и растворен в двух первых: зритель получает возможность по своей воле озираться на 360 градусов, либо напротив, разглядывать со всех сторон и ракурсов те или иные эпизоды, сцены… Выбирать те или иные варианты склеек, тем самым косвенно участвуя в особенностях развития замысла сюжета…
Но есть еще один замысел, связанный с интерактивностью, он отнюдь не столь масштабен, как все вышеописанное, он локален и довольно прост по замыслу и технике, он, пожалуй, не так уж и дорог, и для воплощения доступен миру Кино уже сегодня, а как прием подходит любой новой франшизе, но… Есть в нем, все же, определенное безумие новизны.
Я хочу приберечь эту идею до определенного времени, иначе говоря, хочу ее опробовать на себе, на тех фильмах, самых разноплановых, которые будут поставлены по моим книгам. То, что фильмы будут сняты, я, пожалуй, не сомневаюсь, но успею ли их увидеть сам?.. В любом случае, думаю и уверен, что эту небольшую и весьма занятную идейку я не похороню в самом себе и непременно выпущу в свет, с фильмами или без оных.
P.S. А все остальное вышеизложенное пора воплощать вам, господа творцы, и от себя добавлять новое, пока еще неизвестное и умопомрачительное.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments