О`Cанчес (hokkrok) wrote,
О`Cанчес
hokkrok

ОХО-ХО

В юности, рассуждая об искусстве, с критикой, с руганью, я был гораздо смелее и отвязнее.
Во-первых, я очень слабо разбирался в предмете своих нападок, то есть, «был не в теме», а во-вторых – всегда почему-то надеялся, что люди, обратившие внимание на эти суждения и филиппики, не станут подражать моей манере восприятия, а хотя бы прислушаются к смыслу в моих словах…
Ныне я прозрел и, в результате, утратил большую часть отваги и безоглядности.
Тем не менее, пройдусь холодным утюгом рассудка по стихотворению Пастернака «Мело, мело по всей земле…»
Однажды я, кажется, сделал это, но, вероятно, так и не достиг полного катарсиса. Восполню.

Вот текст.
ЗИМНЯЯ НОЧЬ

Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.

Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка
Со стуком на пол.
И воск слезами с ночника
На платье капал.

И все терялось в снежной мгле
Седой и белой.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На свечку дуло из угла,
И жар соблазна
Вздымал, как ангел, два крыла
Крестообразно.

Мело весь месяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

В поэзии Пастернака меня всегда удивляло, как человек с таким ярким и значительным даром способен лепить образы в стихах… не то чтобы абы как, но – почти наобум, куда рука вывезет.
Вот и здесь.
Первое четверостишие – блистательно! Сдвоенные слова-образы по всему четверостишию (мело-мело все-все, свеча-свеча, горела-горела) звучат легко и звонко, словно заклинание-напев, это не строфа, а шедевр!

И вторая была бы неплоха, может быть, даже не хуже первой:

«…Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.»

Но первая строка!.. Неуклюжа, корява, словно бы ее пьяный плотник из горбыля наскоро сбивал:
«Как летом роем мошкара»
Мама дорогая!
Два существительных подряд на одной строке, в одном падеже, да еще с окончаниями и началами на «м», которые спотыкаются одно об другое!..
Ну, напиши, хотя бы «Как летним роем мошкара» - и то было бы чуть получше… пусть и не намного…

«Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.»

Третья строфа – без возражений с моей стороны. Строка проста и хороша. Рефрен оправдан.

Далее следует:
«На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.»

Две первые строки бледноваты, но неплохи, их оживляет неявная аллитерация звуков «эл» и «эн»
А вторые две – аляповатая помесь пафоса и любовной лирики, в позовых подробностях.
Да и само слово «скрещенья» – не представляется мне удачным по виду и звучанию.

Далее:

И падали два башмачка
Со стуком на пол.
И воск слезами с ночника
На платье капал.

Первые две строки – на мой личный вкус! – очень хороши: и образ емкий и звучание великолепное, тоже образное: и-па-да-ли-два-баш-мач-ка-со-сту-ком-на-пол…
!
А вторые две первых двух не стоят, ибо слезы из свечного воска еще до Пастернака не раз проливались, и одного-единственного пролития воска на платье хватило бы неведомой возлюбленной, чтобы такое не повторялось больше – а оно повторялось весь февраль, по утверждению автора…
Убежден: поэт, придумав великолепный «звучащий» образ с башмачками, просто заполнил
четверостишие почти случайною рифмой.

Дальше поехали:

И все терялось в снежной мгле
Седой и белой.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Для любого версификатора средней руки, подобная строка была бы находкой, но для поэта Пастернака первые две строки – мякина, пустое сотрясение букв, явно, что создана подпоркою для рефрена:
«Свеча горела на столе,
Свеча горела.»

И только.

Предпоследняя строфа весьма хороша:

На свечку дуло из угла,
И жар соблазна
Вздымал, как ангел, два крыла
Крестообразно.

Поэту явно по нраву щеголять аллитерациями на «эл», но оно и понятно, строка хорошо звучит:
«На свечку дуло из угла»

Здесь, кстати, я сам, как читатель, в некоторой затупке: образ трех последних строк для меня - как бы раздвоенное трепетом сквозняка пламя свечи, похожее на ангельские крылья… Но от других читателей я слышал какие-то иные объяснения… Сам же Пастернак никаких примечаний не оставил…
И наконец:

Мело весь месяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Эх… Сама последняя строфа почти пуста, да и выглядит, как окончание новеллы. Но если есть в стихотворении строка хуже, чем

«Как летом роем мошкара»,

то вот она, замарашка:

«И то и дело».

Угу! Я так и вижу, как «то и дело» башмачки падают, судьба и ноги скрещиваются – делать-то на улице нечего, метель метет!..

Вот эти самые «то и дело» в стихе превращают любовь в случку от безделья.

В свое время так меня огорчили эти небрежности, что я написал на Пастернака нечто пародийное: та же тема, тот же четностопный ямб… Но грубовато. Но от сердца.
Пастернак – настоящий поэт и будет жить, покуда сердца читателей задевает его поэзия… тем боком, или иным боком…

Итак:
…Вертел ее как контрабас
За попу цапал,
Реснички падали из глаз
Со стуком на пол.
Стон на расшатанном столе
Сметал пределы.
Мыча над похотью во мгле
Душа горела.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments