О`Cанчес (hokkrok) wrote,
О`Cанчес
hokkrok

СТРАННОСТЬ ПРОБЛЕМЫ 2

Не уместился рассказ под один кат, вот окончание

Семь потов сошло с каждого из собеседников, пока один из них, Маркел Джонович Пышкин, доверху наполнился, наконец, увиденным, а также услышанным от Андрея Сергеевича Крютовца.
Попутно Маркел Джонович еще раз удовлетворил любознательность собеседника, указал ему на брелок с ключами и флешку на нем: дескать, человек, от компьютеров далекий, не будет носить ее на себе, а наручные часы – обязательно будет, не доверяя до конца электронным часам на мобильнике… Ни самих часов, ни следов от них не было на загорелой руке правши Андрея Сергеевича, любителя старинной компьютерной игры «Цивилизация-2».
Не выдержав духоты и жажды, тот попросил чаю без сахара, и вроде бы ему стало полегче.
- Итак, глубокоуважаемый Андрей Сергеевич, резюмирую дополнительные, а также предварительные, а также почти итоговые результаты миссии, совместной нашей с вами. Дело почти раскрыто ко всеобщему нашему удовольствию, осталось чуть-чуть. Первое: как я понимаю, вы имеете достаточно тесные контакты с теми или иными эрмитажными служащими?
Господин Крютовец поперхнулся остатками чая и замер на мгновение, потом осторожно поставил кружку на столешницу.
- Гм… гм… У меня, разумеется, есть… практически случайно… не то чтобы даже приятельствуем, но… Я не совсем понимаю, какое это имеет отношение к нашему… Вы же сами подтвердили, что даже ребенок в форточку не пролезет, не говоря уже… Вы подозреваете кого-то из них, да? Из работников Эрмитажа?
- Нет, никого из них я не подозреваю, если говорить о проникновении в вашу уважаемую квартиру. Я даже кошек не подозреваю, ибо вы живете на шестом этаже, а возле вашего окна поблизости нет ни пожарной лестницы, ни чужого балкона. Итак, в вопросе о знакомцах из Эрмитажа вы ответили да. Да?
- Ну… я и не скрывал, и не вижу в этом смысла. Но как вы догадались?.. И насчет цивилизации два…
- Не помню уже, не будем пока отвлекаться на пустяки. Второе: ментов на место происшествия вы, конечно же, вызвали, но заявление о возбуждении уголовного дела не писали. Да?
- Гм… я… не писал, потому что подумал, что сумею сам… Но какое это имеет значе…
- Ни малейшего, я просто уясняю для себя исходные, они же итоговые, данные. Третье: вы долго рассказывали мне, что комната-музей выбрана вами потому, что там меньше всяких разных шумов, ибо окна из нее выходят в сквер, а не во двор, и что вы проводите в данном помещении лучшую и большую часть времени. Да?
- Да.
Не напрягайтесь, уважаемый Андрей Сергеевич, я никогда не лезу без спросу в чужие дела и связи, а ваше забуду уже к завтрашнему дню, как только вы пришлете мне обещанный Саше Васильеву гонорар в одну тысячу рублей, успешно заработанный мною по результатам данного дела… Минуточку, я еще не закончил… Успехом дела мы с вами по умолчанию определяем событие, согласно которому вы обретаете утраченные артефакты, а я обретаю вожделенную тысячу рублей. Да?
- Гм… да. Надеюсь, вы не собираетесь шутить надо мною так жестоко… Я также отсекаю все мысли о развод… об обмане с вашей стороны, хотя…
- Все что мог – я проверил, других вариантов просто нет. Время дорого, уважаемый Андрей Сергеевич. Как любит говорить один мой приятель, а вы его имели счастье лицезреть во время вашего прибытия сюда: «Искусство – как сама жизнь: отсеки все лишнее – останется ненужное!» Поэтому не будем пока ничего отсекать, будем бережно использовать нужное: вот-вот уже пойдет одиннадцатый час, скоро начнутся жидкие сумерки, которые хоть и белая ночь, но не белый день, а до Васильевского острова, до Голодая, вам ехать еще и ехать. Обнимите за меня вашу кошку Афину, ибо не воровка она и не разлучница-крадуница, но напротив - ваш верный друг и защитница! Вот фотография вашего сквера под окном. Вот дерево, одно из двух, наиболее подходящих. Вы сказали, что лестница-стремянка у вас дома имеется?
- Да, есть.
- Возьмите ее, или поручите водителю, он, как вы говорите, помоложе вас, пусть он приставит стремянку к стволу данного дерева, поднимется по ее ступенькам до уровня сорочьего гнезда и рукою – лучше бы она была в перчатке, резиновой или нитяной, сие без разницы – пошарит в этом гнезде, явно не заселенном птенцами. Там вы обретете искомое.
Ошеломленный Крютовец даже наклонился вперед, пытаясь поймать в окуляры своих очков взгляд своего собеседника, но тот, сложа ручищи на волосатой груди, гордо рассматривал узоры застарелой копоти на потолке.
- Гм… Птицы?... сороки?.. Вы хотите сказать… Но… мои окимоно… обе мои статуэтки вовсе не блестящие, не яркие, наоборот…
- И что же? О сороках рассказывают много небылиц. Они вовсе не льстятся на блестящее, как об этом принято думать среди простецов. И они очень, очень умны, уважаемый Андрей Сергеевич, в этом отношении они под стать вашей Афине. Первую добычу сорока взяла без труда, пробравшись в комнату к вам через полуоткрытую форточку. После второй статуэтки, ваша кошка, почуяв вторжение, презрела сон, хозяйские запреты, вонючие запахи и примчалась в комнату на бой и защиту… когда было уже поздно: обе из ваших двух пропавших статуэток-окимоно – затруднюсь сказать, какая именно была первою – успели перекочевать в гнездо. Умная сорока поняла, что здесь есть чем поживиться, и вернулась опять. Но там ее уже подстерегала не менее интеллектуально развитая кошка Афина! И все же… Сороки недаром слывут умнейшими птицами нашей Руси и вообще всей планеты, даже черные вороны отнюдь не всегда способны на такое! Позвольте еще раз фотокарточку! У вас их тут целый килограмм, не вдруг и найдешь!.. Одним словом, сорока, пробравшись в комнату в третий раз, увидела в зеркале! – вот в этом вот вашем антикварном зеркале! – затаившуюся в засаде кошку и попыталась скрыться! Но кошка Афина, сообразив, что ее разоблачили, бросилась наперерез и почти преуспела, даром что не умеет, подобно сороке, различать отражения! Она гоняла сороку по всей комнате, не обращая внимания на разрушаемый порядок, однако - увы для нее! - крылья в этот раз оказались проворнее лап… Но зато никогда больше сорока не покусится заглянуть в форточку вашей квартиры. Кошки не умеют говорить и не могут летать, уважаемый Андрей Сергеевич, поэтому вы остались в неведении о случившемся.
Итак: авто, стремянка, гнездо.
- Б-боже мой! Если это правда… но это так невероятно… М-маркел Джонович, при всем уважении к вам и к вашему рассказу… О если бы это была правда!.. О, если бы только…
- Вы еще здесь???
Андрей Сергеевич Крютовец, весь без памяти от услышанного, с безумием надежды во взоре, схватил в охапку пиджак и портфель и побежал к выходу, но там ему пришлось дожидаться несколько томительных секунд, пока за ним поспеет Маркел Джонович с ключами от входных дверей…
Маркел Джонович вернулся «на кухню», засопел в раздумьях, почесывая курчавый затылок, и долил чайник свежей водой. Чайник поколебался секунду, вторую, потом зашипел, потом зашумел, потом взбурлил кипятком и вновь затих, а оператор котельной Пышкин так и стоял, расставя ноги в широченных джинсах, окаменевшей глыбищей посреди кухни, и смотрел, мечтательно улыбаясь, куда-то сквозь чайник.
В одиннадцатом часу вечера в летнем Питере автомобильные пробки нечасты, хотя и нередки, но в данном случае, служебный Ровер 75 все еще мчится по направлению к Васильевскому острову, и никто из людей, включая Маркела Джоновича и Андрея Сергеевича, не ведает грядущего, того самого ближайшего будущего, которое один из них предсказал, а другой в него уверовал.
Зато я знаю это будущее, вернее, помню его.
Господин Крютовец и шофер Витя все-таки перепутают деревья, но со второй отчаянной попытки найдут в заброшенном сорочьем гнезде обе вожделенные статуэтки. Верной защитнице кошке Афине доведется испытать на себе неистовый приступ нежности и благодарности от своего хозяина, который станет для нее весьма похож на несправедливое наказание от него же… впрочем, двойная порция вожделенных кошачьих «конфеток» с начинкой…
Водителю Вите досталась внеплановая премия в пять тысяч рублей, без церемоний и расписок, из руки в руку. Конверт с тысячной бумажкой будет решено послать в котельную все-таки завтра, чтобы не на ночь глядя… А звонить по поводу результата… Телефона так и не нашли… Завтра, потерпят.
Маркел Джонович тоже поймет-догадается насчет завтра, но он и не печалится по данному поводу, деньги здесь для него не главное, все равно пойдут в общую кочегар-кассу, на общие бытовые нужды, ему, Сане Васильеву и Чики Чакину. А вот как бы так придумать, чтобы из родного Эрмитажа артефакты не пропадали отныне, случайно ли, по предварительному ли сговору отдельных коллекционеров и отдельных хранителей… Может, он и ошибся насчет происхождения некоторых экспонатов данной коллекции… А если не ошибся - Крютовца хорошо бы при случае припугнуть, чтобы вернул… Впрочем, это не его заботы, позже подумает, или еще лучше - на Чики Чакина спихнуть. О, точно!
В полночь ровно будет формально перекрыт доступ всем посторонним, включая гастарбайтеров и соседей, стало быть, никто не сможет отвлечь Маркела Джоновича Пышкина, сорокалетнего холостяка, оператора газовой котельной с высшим гуманитарным образованием, от любимого дела, которому он неукоснительно предается каждый день, в том числе и на дежурстве.
Пробьют часы двенадцать, Маркел Джонович сунет штекер от наушников в гнездо старинного цифрового плейера, закрепленного на предплечье, и прямо в наушниках начнет плясать хип-хоп среди котлов.
Несмотря на почти двухметровый рост, внушительные габариты и солидный возраст, танцевальные па и коленца у Маркела Джоновича получаются на заглядение, очень ловко, я бы даже сказал – грациозно. Танцует он по наитию, учится по телевизионным клипам, но выходит у него – любо дорого посмотреть, хоть хип-хоп, хоть танго-апаш, хоть адажио из балета «Лебелиное озеро», хоть камаринский. Негры – они такие!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments