О`Cанчес (hokkrok) wrote,
О`Cанчес
hokkrok

ДИЛАН ТОМАС

Там, за Уралом, у меня было немало забот и нервотрепки, но еще больше свободного времени, ибо основной работой было ожидание назначенного часа и пребывание в живых очередях, а также скачки в самолетах, поездах, такси, etc.
Телевизора и Сети не было вовсе.
Ну, я воспользовался наличием времени: исполнил многолетнее намерение - перевел, как сумел, знаменитое стихотворение Дилана Томаса:
"Especially when the October wind"


Especially when the October wind
With frosty fingers punishes my hair,
Caught by the crabbing sun I walk on fire
And cast a shadow crab upon the land,
By the sea’s side, hearing the noise of birds,
Hearing the raven cough in winter sticks,
My busy heart who shudders as she talks
Sheds the syllabic blood and drains her words.

Shut, too, in a tower of words, I mark
On the horizon walking like the trees
The wordy shapes of women, and the rows
Of the star-gestured children in the park.
Some let me make you of the vowelled beeches,
Some of the oaken voices, from the roots
Of many a thorny shire tell you notes,
Some let me make you of the water’s speeches.

Behind a pot of ferns the wagging clock
Tells me the hour’s word, the neural meaning
Flies on the shafted disk, declaims the morning
And tells the windy weather in the cock.
Some let me make you of the meadow’s signs;
The signal grass that tells me all I know
Breaks with the wormy winter through the eye.
Some let me tell you of the raven’s sins.

Especially when the October wind
(Some let me make you of autumnal spells,
The spider-tongued, and the loud hill of Wales)
With fists of turnips punishes the land,
Some let me make you of the heartless words.
The heart is drained that, spelling in the scurry
Of chemic blood, warned of the coming fury.
By the sea’s side hear the dark-vowelled birds.

***

Когда в холодных пальцах октября
Встрепещут ветер, волосы и травы,
И тень мою на солнечную лаву
Набросит невысокая заря,
Когда промчится к морю птичий гам,
А ворон хрипло предречет морозы.
Волной из сердца выплеснут - как розы,
Как кровь - мои стихи к ее ногам.

Фигуры-буквы, девицы-кусты,
Аллея-космос, где мерцают дети, -
Средь башен ярких слов, я полон этим...
И мучаюсь в темнице немоты.
О, стать бы мне и жить звенящим буком,
Или напевом вековых дубрав,
Сплетать слова корнями диких трав,
Или греметь ручьем-тысячезвуком,

"Ку-ку" над кадкой с папоротником
Ронять в рассвет, усталости не зная,
Или холодным флюгером играя,
Подсказывать, что ветер за окном...
В гнилой зиме протает полынья,
Душа сомкнет все смыслы и приметы,
Рождая строки из травы и света,
Из сумрака и брани воронья,

Когда в холодных пальцах октября
(И всюду ты! - в волшбе, в осеннем цвете,
В холмах валллийских, в паутинной сети!)
Встрепещет репкой спелая заря!
Я зол, я глуп, я немощно упрям,
Но кровь моя, душе и сердцу вторя,
Влечет меня к тебе, туда, где море,
Стихи, заря и черный птичий гам.


Труднее всего для меня было - осознать оригинал и собрать энергичные строки и метафоры Дилана Томаса в связное по смыслу переводное произведение.
Что получилось - не мне судить.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments